Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Слишком много тайн - Поттер Патриция - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Патриция ПОТТЕР

СЛИШКОМ МНОГО ТАЙН

Пролог

Сердце Хардинга разрывалось от боли.

Его пальцы нащупали холодную сталь винтовки, лежащей на переднем сиденье. Еще пять минут. Еще пять минут, и он увидит свою жену.

Жену и ее любовника.

Длинный резкий гудок ворвался в его мысли, вернув к реальности. Хардинг посмотрел на дорогу. Проклятие, он выехал на разделительную полосу, и теперь прямо на него летел многотонный грузовик.

На долю секунды ему захотелось оставаться на месте. Душу отравлял яд предательства, вкус которого он почувствовал за этот день дважды. Утром Хардинг поехал в банк за зарплатой для работников ранчо, предпочитавших наличные. Денег, которые должны были поступить на счет неделю назад и которые помогли бы семье продержаться осень и зиму, не было и в помине. Его брат Хэд не внес их. Более того, счет был абсолютно пуст.

Сначала Хардинг кинулся в домик для гостей, который временно занимал Хэд. Он хотел услышать объяснения брата. Но Хэда не было, и все внутри было перевернуто вверх дном, как будто домик покидали в большой спешке. Хардинг постоял в спальне, глядя на выдвинутые ящики комода и зияющий пустотой шкаф. Затем он направился в главный дом, где жил с женой. Ему нужно было выпить, чтобы успокоиться и привести мысли в порядок. Слава богу, в гостиной не было никого из многочисленных членов семьи.

Хардинг тихо поднялся по лестнице в их с Лори комнату. Он остановился в недоумении, увидев чемодан возле двери. После секундного замешательства он собрался войти, но услышал голос Лори:

— Да, милый. Нет, он уехал в город. Возможно, заедет куда-нибудь выпить. Я буду в домике на берегу через полчаса.

Хардинг отпрянул от двери. Ему захотелось ворваться в комнату и застать ее врасплох. Но он должен был увидеть того, с кем она собиралась встретиться. Хотя в глубине души он знал, кто это. Знал и боялся поверить.

Однако ему требовались доказательства, без которых обвинить брата было невозможно.

Домик на берегу! Должно быть, она имела в виду домик на берегу Оук-Крик. Будь они оба прокляты!

Хардинг выбежал во двор и сел в машину. Он объехал конюшню, чтобы жена его не заметила. Из своего укрытия он услышал, как заурчал мотор ее маленького спортивного автомобиля. Подождав немного, Хардинг выехал на дорогу вслед за ней. Ему не нужно было держаться близко за ее машиной, ведь он точно знал, куда она направляется.

Водитель грузовика вновь отчаянно просигналил. В последнюю секунду Хардинг свернул вправо, и огромная махина проехала в нескольких дюймах от его машины. Вырулив на обочину, Хардинг остановился, чтобы перевести дыхание. Он молился, чтобы Хэда не было на берегу Оук-Крик, потому что иначе ему придется убить собственного брата.

Хардинг подумал о маленьком красном авто с откидным верхом, на котором уехала его жена. Она очень любила эту машину и сейчас мчалась в ней на свидание к любовнику. Возможно, они задумали воспользоваться ею для побега. Ведь в распоряжении Хэда был лишь старый полуразвалившийся пикап, если, конечно, он не купил новую машину на украденные у семьи деньги.

Хардинг мысленно представил себе яркий кабриолет Лори. Еще одно доказательство ее эгоизма и безрассудных трат. Но он любил ее и выполнял любой каприз, даже если тот стоил ему последнего цента.

Однако Лори и этого было мало. Хардинг терпеливо выслушивал ее бесконечные жалобы, старался не замечать внезапных исчезновений и слишком очевидной лжи, потому что находился во власти ее красоты, ее необузданной страсти, которая хоть иногда обращалась на него. Он не решался выяснять отношения, опасаясь взрывного темперамента жены. Кроме того, его неотступно преследовал страх, что однажды Лори его бросит.

Конечно, он знал, что в ранней юности Лори и Хэда связывали наивные детские чувства. Но когда Хэд со своим братом-близнецом отправился на войну в Европу, ничего не сказав Лори, она была уязвлена и рассержена. Хэд ни разу не написал ей. Казалось, ему было все равно, останется ли она его девушкой.

Обида заставила Лори обратить внимание на Хардинга. Только после свадьбы он понял, что Лори больше привлекала идея носить фамилию Клементс, а не быть его женой. Однако он как мог пытался сыграть на этой ее слабости. Он любил ее долгие годы и старался дать ей все, что могло сделать ее счастливой и не жалеть о своем выборе.

Хардинг считал, что ему это удалось, когда с войны вернулся Хэд, озлобленный на весь мир. И Лори словно забыла о муже, не сводя глаз с бывшего возлюбленного.

Хардинг старался не замечать ее откровенных взглядов. В его глазах Хэд был героем. Тому нелегко пришлось в Европе, он стал свидетелем гибели брата-близнеца. Он имел право на легкий флирт, чтобы отвлечься от тяжелых воспоминаний. Однако Хардинг считал брата не способным на предательство.

Что ж, он поплатился за свою доверчивость. Война неузнаваемо изменила Хэда. Ему больше не было дела ни до кого, кроме себя. Весь прошлый год он, вторя Лори, жаловался на недостаток средств. Он хотел продать свою долю на ранчо и заняться нефтяным бизнесом с армейским приятелем. Но ни у кого из семьи не было достаточно денег, чтобы выплатить Хэду причитающуюся ему сумму.

Очевидно, он нашел способ получить и деньги, и жену Хардинга.

Ярость вновь заклокотала в нем. Их было шестеро: пять братьев, имена которых начинались на X, и сестра Сара. Они спорили, ссорились, боролись друг с другом, но всегда хранили верность ранчо Клементсов и семье.

Хардинг вновь выехал на дорогу. С каждой пройденной милей умирала частичка его сердца. Время от времени он проводил рукой по лежащему на соседнем сиденье ружью и делал большой глоток виски из бутылки, оставленной в машине несколько дней назад. Алкоголь обжигал горло и желудок, но он упрямо пил еще и еще, словно пытался набраться смелости совершить то, что задумал. Смелость была ему необходима, чтобы повстречаться с братом и женой.

Шоссе сузилось, и он свернул на узкую проселочную дорогу, ведущую к каньону. Стояла осень, листья на деревьях горели кармином и золотом с налетом ржавчины. Хардинг всегда любил осень, но сегодня он ненавидел это великолепие природы, которое делало его трагедию еще острее.

Он припарковал машину невдалеке от домика на берегу и вытащил ружье. Река, казалось, насмехалась над ним, с веселым журчанием сбегая по скале в небольшой пруд, где Хардинг с братьями когда-то купались голышом. Воспоминания обрушились на него, словно деревья, сраженные молнией.

Хардинг приблизился к невысокому маленькому домику. Перед ним стояли две машины — спортивный кабриолет Лори и грузовик Хэда. Дверь в домик была открыта, как и дверца одной из машин.

Домик утопал в зелени дубов и кленов. Однако Хардинг не замечал этого. Взгляд его был прикован к брату, появившемуся на пороге с чемоданом в руках.

Увидев Хардинга, Хэд остановился. Увидев ружье, он заметно напрягся.

— Дорогой, — раздался голос Лори из глубины дома.

Вспышка ярости ослепила Хардинга, глаза заволокло туманом.

— Куда-то собрался, Хэд? — он старался говорить небрежно, но голос плохо слушался его.

Хэд молча смотрел на него.

— Где деньги за проданный скот?

Взгляд Хэда скользнул к чемодану, который он сжимал в руке, затем вновь остановился на брате.

— Я взял их в счет моей доли ранчо, — с вызовом сказал он. — Меня уже мутит от вида коров.

— Нам нужны эти деньги.

— Мне тоже, — бросил Хэд. — В любом случае их уже нет. Я купил акции на предъявителя в «Офшор Дриллинг» в обмен на совладение фирмой.

Из дома вышла Лори. Ее глаза расширились от удивления при виде обоих братьев. Она встала рядом с Хэдом.

Хардинг сдержал себя, чтобы не броситься на брата, не разорвать его в клочья. Вместо этого он спросил тоном, который, он надеялся, звучал спокойно и хладнокровно:

— Где эти акции? Я хочу вернуть деньги.

×