Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Последний человек из Атлантиды - Беляев Александр Романович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Александр Беляев

Последний человек из Атлантиды

НА ЗАРЕ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ

Недавно издательством “Молодая гвардия” выпущен двухтомник избранных научно-фантастических произведений Александра Романовича Беляева. Имя этого выдающегося писателя-фантаста хорошо известно читателям, хотя, к сожалению, книги его, за редким исключением, давно не переиздавались. Выход двухтомника является поэтому хорошим подарком любителям научной фантастики.

Беляев родился в 1884 году в Смоленске. Учился он на юридическом факультете и одновременно в консерватории. Еще студентом начал увлекаться газетной работой. Потом перепробовал ряд профессий — от юриста до инспектора милиции и воспитателя в детдоме. Но все больше и больше его влекла к себе литературная работа.

Беляевым написано несколько десятков научно-фантастических произведений — романов, повестей, рассказов, очерков. И трудно сначала поверить, что это сделано человеком, который годами был прикован к постели тяжелой болезнью.

Беляев избрал трудную область литературы — научную фантастику и посвятил ей почти всю свою творческую жизнь.

Поистине удивительно, насколько разносторонним было его творчество! Медицина и воздухоплавание, астрономия и межпланетные путешествия, радиотехника и биология, океанография и телевидение — таков лишь краткий перечень тем, каких касался Беляев. Свободно владея научным материалом, он разворачивал увлекательный сюжет и заставлял с неослабным вниманием следить за судьбами своих героев. Мы забываем, что это — выдуманные люди, и вместе с ними переживаем их удивительные приключения. Такова, например, история профессора Доуэля, который работал над тем, чтобы вернуть жизнь отделенным от тела органам. Но он не мог предполагать, что сам подвергнется такому опыту. Его голова продолжала жить после смерти тела.

“Голова профессора Доуэля” — первое научно-фантастическое произведение Беляева. За ним последовали другие.

Неоднократно издавался роман “Человек-амфибия” — повесть о необыкновенных приключениях Ихтиандра, человека-рыбы. Это произведение фантастическое. Человека нельзя переделать в рыбу. Однако мы забываем, что перед нами сказка, и с волнением и симпатией следим за Ихтиандром. Таково обаяние этой поэтической книги.

А сколько подобных историй — иногда грустных, иногда смешных — рассказал Беляев в своих книгах!

Профессор Бройер изобрел “вечный хлеб” — он вывел культуру съедобных бактерий, которые перерабатывают воздушное сырье, усваивают азот воздуха.

Можно ли изменить внешность человека? На первый взгляд — странный вопрос! Так думал и знаменитый, неподражаемый киноартист-комик Тонио Престо. Он был уродом и решился “переменить лицо” с помощью чудесных препаратов доктора Цорна.

Фантазия писателя была поистине неисчерпаемой. Из области медицины и биологии он переносится в мир техники. Вместе с героями Беляева мы отправляемся на “звезду КЭЦ” — маленькую искусственную Луну, затем — на Луну настоящую. Мы совершаем путешествие на Венеру, исследуем морские глубины, покоряем Арктику.

Писатель-фантаст переносит нас в будущее — и теперь спустя годы многие его мечты становятся на наших глазах явью. Но значит ли это, что книги его устарели? Конечно, нет! Поиски нового, романтика научных открытий, путешествия в неизведанное всегда увлекают. Беляев умел соединить вместе науку и жизнь, на научной или технической основе построить увлекательное повествование. Не все в творчестве Александра Беляева равноценно, но в целом оно было большим шагом вперед в развитии нашей научно-фантастической литературы. Беляев явился одним из основоположников советской научной фантастики, крупнейшим ее представителем.

В двухтомник вошли шесть романов — “Человек-амфибия”, “Голова профессора Доуэля”, “Человек, нашедший свое лицо”, “Чудесное око”, “Продавец воздуха”, “Звезда КЭЦ” и повесть “Вечный хлеб”. В первом томе помещена вступительная статья, содержащая характеристику творчества и биографические сведения о писателе. Беляев умер в 1942 году в городе Пушкине, под Ленинградом. Очень мало было известно о его жизненном пути. Составитель сборника Б.Ляпунов побывал в Пушкине и в Ленинграде, но не нашел никаких материалов о Беляеве. После длительных поисков ему удалось связаться с живущими в Сибири родными писателя, которые помогли восстановить его биографию. Составитель разыскал также редкий портрет Александра Беляева, помещенный в первом томе.

Произведения Беляева давно стали библиографической редкостью. И здесь при составлении сборника столкнулись с неожиданностями. Ни в одной из московских библиотек не было полного текста романа “Властелин мира”, изданного в 1929 году в Ленинграде. Пришлось снова поехать в Ленинград, но и там книги не оказалось. Лишь случайно удалось у частного лица получить экземпляр и восстановить роман полностью. Он будет помещен в третьем томе, который должен выйти в 1957 году. В третий том войдут также роман “Ариэль” и повесть “Последний человек из Атлантиды”. Эта повесть с сокращениями печатается ниже.

Солнце склонилось к западу. Вечерний береговой ветер доносил до самого корабля ароматы цветущих апельсиновых деревьев, магнолий и душистых горных трав.

Пассажиры вышли на верхнюю палубу пятиэтажного корабля и любовались величественной картиной.

Перед ними дремали в лучах горячего солнца берега великой Атлантиды.

У самого берега возвышался знаменитый Посейдонский маяк, — одно из мировых чудес. Он имел форму конуса, усеченная вершина которого, казалось, упиралась в небесный свод. Маяк был сложен из громадных каменных кубов красного, черного и белого цвета, расположенных красивым узором. Вокруг маяка спиралью вилась широкая дорога, по которой свободно проезжало рядом шесть колесниц.

День и ночь по винтовой дороге тянулись повозки. Одни из них доставляли смолистые деревья на вершину маяка, другие — увозили обратно пепел и угли. На верху маяка была круглая площадка, на которой свободно мог разместиться целый городок. Здесь были огромные запасы дров, ямы для пепла и углей, решетки для костров и целая система шлифованных вогнутых бронзовых зеркал. Смолистое дерево, смешанное с серой и нефтью, давало яркое пламя, которого не могла погасить даже буря. На случай ливня был установлен бронзовый навес. Бронзовые зеркала, как сильные конденсаторы, собирали свет и бросали лучи в океан на много десятков миль.

Маяк стоял у гавани, окруженный садами, среди которых были разбросаны дома кубической формы из камней черного, красного и белого цвета. Дальше почва постепенно возвышалась, переходя в горную цепь.

На склонах горы, как расплавленное золото, сверкали под солнцем своей бронзовой облицовкой здания Посейдониса — столицы мира и Атлантиды. Еще выше, как сторожевой дозор, высился полукруг гигантских гор с снежными вершинами.

А вдоль всей горной цепи протянулось одно из самых чудесных произведений искусства атлантов, создание великого ваятеля Атлантиды — Адиширны-Гуанча: бог Солнца, изображенный в виде полулежащего на боку юноши. В руке, протянутой вдоль бедра, он держал рог, из которого низвергался громадный водопад. Опершись на локоть, он протянул раскрытую ладонь правой руки и с улыбкой рассматривал расположенные на ней храмы, с великим храмом Посейдониса посредине, громадные пирамиды и обелиски. Вся фигура бога была высечена из горной цепи. Требовалось два с половиной дня пути, чтобы пройти от склоненного локтя статуи до конца ноги. Десятки тысяч рабов трудились над нею.