Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Эльфийская сага. Изгнанник (СИ) - Марлин Юлия - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

ЭЛЬФИЙСКАЯ САГА. ИЗГНАННИК

Посвящаю тем, кто в моем сердце, но кого уже нет рядом

ПРОЛОГ

Холодный лунный свет вливался в тюремную камеру через узкое, забитое решеткой, окно. Синеватый сумрак подрагивал и, тая под натиском света, медленно обнажал силуэт одинокого пленника. Он сидел на каменном полу, прислонившись спиной к холодной скользкой стене с согнутой в колене ногой и низко опущенной головой. Копна черных спутанных волос свисала до босых ступней несчастного.

Тяжелые литые цепи обхватывали запястья и лодыжки пленника, и спадали к ногам кольцами блестящих неподъемных змей. На горло нацепили шипастый ошейник, чтобы причинить больше боли. Из одежды оставили только черную рубаху, сотканную некогда из дорого халлийского шелка, узкие черные брюки и широкий серебряный пояс с узорным рисунком, который дважды обвивал его талию и был связан в узел спереди.

Он не шевелился много часов — со стороны могло показаться, он давно мертв. Но, как говорят мудрецы, первое впечатление всегда обманчиво лжет даже глазу Всевидящего. Лунный луч, текший по стене, дрогнул и соскользнул на пленника, осветив затылок холодным серебром. Закованный в цепи вдруг хрипло вздохнул и поднял голову, слипшиеся от крови и пота волосы колыхнулись, обрамив бледное худое лицо.

По всей видимости, пленника ослепили — его глаза перетягивала тугая повязка: по впалым щекам, очерчивая высокие скулы, струилась кровь. К тому же несчастный был жестоко избит и серьезно ранен. Покоившуюся на колене левую руку украшало кольцо, вырезанное из цельного кристалла. На гладкой поверхности сверкала алмазная печать древнего эльфийского рода Дракона и Змеи: переплетенные между собой черный эбонитовый дракон и белая змея из лунного камня — а с пальцев капала кровь, бесшумно ложась на пыльные тюремные плиты.

Несчастный откинул голову, прислоняясь к склизкой стене. Он уже знал, за ним шли, и губы тронула горькая усмешка. Враг послал верных «псов» — тяжелые глухие шаги слышались из-за дубовой двери, крепко-накрепко запертой засовами по ту сторону. Судя по шаркающим звукам — подходили двое. Немного же охраны для того, кто приговорен к смерти и проклят королем.

Окошко, прорезанное в дубовой двери, откинулось, и в полумрак вкатились тени; потом мелькнула одна пара грозных глаз, а следом вторая. Охранники-орки заглядывали в камеру, окутанную мглистой холодной тишиной, чтобы справиться: не сдох ли еще предатель.

— Эй, ты!

Пленник не шевелился. Освещенное лунным светом лицо, залитое кровью, походило на маску, высеченную из снежного мрамора, без тени эмоций, без отблеска чувств, без признаков жизни. Пришедшие орки перепугались, в голосе одного послышалась хриплая дрожь:

— Открывай! Его Величество нас живьем закопает, если он подохнет до поединка.

Лязгнул засов, раздались резкие щелчки, замок стремительно вскрыли и тяжелая дубовая дверь со скрипом распахнулась. Солдаты грузно ввалились внутрь. Они были облачены в массивный металл доспехов, на головах сверкали узорные шлемы, украшенные берилловыми рогами с резьбой, на поясах отливались медью ножны с клинками; рукояти, окованные золотом, играли всполохами.

Орки обступили неподвижное тело, прислоненное к стене; один из солдат ткнул темного эльфа в бок носком сапога, обитым металлом.

— Эй, исчадие, давай, просыпайся!

Пленник дернулся, губы дрогнули — удар оказался болезненным.

— Шевелится, — с облегчением заметил первый, а потом зашипел: — Чего расселся, ублюдок! Его Величество Брегон ждет тебя, изгнанник!

У стены лязгнул цепями еще один заключенный. Закричал:

— Оставьте его!

Его ударили:

— Не лезь!

На едва заметном из тюремного окна кусочке сине-черного неба, перемигиваясь, расцветали серебристые звезды. На западе, в закатных огнях алели облака, но над Гелиополем царила тьма. Наступила тихая лунная ночь. Природа замерла. Мертвый штиль повис над Верхним Миром подобно Серому Страннику с косой — Предвестнику конца времен. Все случится в свете первых звезд. Поединок предрешит судьбу Эльфийского Мира.

Пленника подхватили под локти и рывком поставили на холодный пол. Цепи хищно зашелестели, а ошейник оцарапал шею. Он поморщился, глухо зарычал от боли, но не сопротивлялся судьбе. В начале своей истории он звался лучшим воином сумеречного народа и претендовал на трон и корону Подземного королевства. В конце — лишился всего.

— Пшел, — толкнув в спину, приказал солдат, когда цепи были вырваны из гнезд и перехвачены за концы его и рукой сослуживца.

Темный эльф повиновался. Отяжеленный кандалами, он медленно вышел в коридор; по холодным тюремным плитам за ним потянулся кровавый след.

Его губы чуть заметно шевельнулись:

— Мое имя Габриэл. Я сын лорда Бриэлона. Из рода Дракона и Змеи. Главнокомандующий армии Его Величества короля Теобальда. Был рожден во второй месяц Года Созвездия Дракона. Был убит в шестой месяц Года Созвездия Льва.

Глава 1. Падение Эбертрейла

Не тот умен, кто знает, что добро, а что зло,

а тот — кто выбирает меньшее зло

(Шапсугская пословица)

Годом ранее

— На исходе Эпохи Первых Зорь Великий Светлый мир эльфов пал во мрак…

Не многие вспомнят легенду о священном для нас городе Гелиополе и его правителе Лагориноре ал'Эбен Блистающем. Я напомню вам, мои подданные! У Верховного короля было четыре младших брата, и каждый обладал властью над одной из стихий. Владыка Воды. Господин Земли. Повелитель Огня. Властелин Воздуха.

Тысячелетиями они правили эльфийской равниной Трион, но все изменилось в одночасье. Одной безлунной ночью в королевство пришел незнакомец. Путем интриг и лжи он посеял раздор между братьями, и перестали они быть верны друг другу. Уже никто и не помнил, с чего началась вражда, но каждый из братьев возжелал сам носить корону Верховного короля, именуемую Неугасимая Звезда. Желал этого и незнакомец. Долго и упорно науськивал он братьев против Лагоринора и, наконец, вселил в их души смятение и тьму, а разум засеял семенами сомнений и подозрений. Четыре брата пришли к Королю и потребовали отдать корону Всевластия. Он отказал и тогда каждый нанес ему стихийным клинком смертельную рану. Но не знали они, что связаны не только одной судьбой, но и одной жизнью. Гибель Верховного правителя принесла гибель четырем его братьям. Пали один за другим Повелитель Огня, Владыка Воды, Властелин Воздуха и Господин Земли.

На смертном одре Лагоринор ал'Эбен Блистающий проклял незнакомца и заключил: «Только кровью Моего истинного наследника смоется проклятье, изреченное мной, в сей час».

В эту же секунду Неугасимая Звезда приобрела уродливый вид. Не досталась корона, обладающая бесконечной силой и могуществом, незнакомцу. После его смерти Высокие эльфы впали в смятение и не смогли договориться, кто достоин продолжить дело Лагоринора. Спор затянулся на долгие годы и со временем привел к расколу нашего народа. Часть предков ушла в горы, пещеры, подгорные проходы, подземелья, разорвав связь со светом и Верхним Миром. Там в тишине холодного камня они нарекли себя темными эльфами, избрав богиней чарующую бледноликую Иссиль и ее стихию — Ночь.

Проведя много лет без солнечного света и сияния звезд, они утратили связь с матерью природой, обратили свет во мрак, любовь в жестокость, и на алтарь Хаоса низринули милосердие, сострадание, любовь, за что были щедро им одарены. Наши предки добились совершенства в искусстве войны и овладели техникой бэл-эли. Мы, Дети Сумерек — их потомки, стали лучшими воинами, искусными убийцами, величайшими полководцами во всех мирах по эту сторону солнца и по ту сторону звезд.

С сотворения нашего государства мы приняли закон — сильнейший воин восходил на трон Подземного государства и принимал титул правителя. Правил Его Величество мудро и жестоко настолько, насколько нашептывало ему его темное сердце, покуда не являлся воин более сильный и молодой, способный бросить вызов Правителю. Как только юность побеждала опыт, на трон восходил новый Господин или, если все же опыту удавалось отстоять свои права на престол, наглого выскочку немедленно казнили, а трон по-прежнему оставался в руках cильнейшего.

×