Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Игрушка подводного принца (СИ) - Ермакова Александра Сергеевна "ermas" - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Глава 1

"Удар по воде" Тайфун

Глава 1

Мирэя

Я не всегда боялась воды, но этот страх не подкрался… Стечение обстоятельств и, конечно же, травма детства. Банально, шаблонно. Хотя я не столь воды страшилась, сколь глубины и неизведанности — того момента, когда нет опоры под руками и ногами. То самое жуткое ощущение безысходности, бессилия, когда ты барахтаешься и захлёбываешься отчаяньем…

Да, именно так! Паника накрывала меня снова и снова, только я представляла себя в воде. Я не труслива, не забита и не робка. Выросла в богатой семье, хоть и живущей на разные города и страны. Варилась в кругу друзей и в море знакомых. И конечно, шаг за шагом пыталась преодолеть жуткую фобию, но пока, увы, она довлела надо мной.

И вот я в очередной раз сбежала, так и не войдя в воду плавательного бассейна, где со мной работали инструктор и психолог. Пусть труслива, но для меня даже тот факт, что я была как все остальные посетители, и прогулялась по периметру бассейна, глядя на купающийся народ — уже довольно большой шаг! Шажище…

Ладно, лукавлю, я же не псих, бояться капель, брызг, криков, визгов, плеска… Тем паче живя на побережье Лос-Анджелеса, это было бы до невообразимости смешно. Огромный дом моей семьи стоял на самом берегу. Я спокойно тусовалась с друзьями близ океана. Посещала любые вечеринки: пенные, плавательные, яхтные и катерные, но самой нырять в воду — увольте! Да, у меня у самой есть бассейн, но делая попытки окунуться в личный резервуар, психолог и тренер пришли к выводу, что в коллективе, когда рядом масса показывала пример, как можно и нужно, мне будет проще!

Если бы…

Я сомневалась изначально. Что и доказала, сбежав.

По этому поводу с подругами забрела в кафе, где меня и застал звонок моего парня, Стэфана Радмински, сына богатейшего человека нашего города, владеющего судоходной корпорацией и большей частью акций главного порта.

— Здоров, Рэй, — буркнул в трубку приятель.

— Привет, — мягко улыбнулась, смакуя крохотную победу сегодняшнего дня.

Мы обменялись незначительными любезностями, а потом он огорошил:

— Сегодня вечеринка намечается у Дэвида.

— Это же чёрт знает где, — пробурчала, растратив настроение улыбаться.

— Детка, — протянул Стэф, — зато у него пусто! Родители на неделю улетели на горнолыжный курорт. Весь остров в нашем распоряжении.

— Да, но до него на яхте пилить несколько часов к ряду, — напомнила с неудовольствием.

— Рэй, вода спокойная. Прогноз глянь, если не веришь. Тем более, — понизил голос, — я готов стать спасителем, если вдруг тебя накроет паническая атака или морская болезнь.

— Тебе лишь бы меня помучить, — ворчала больше для виду. На деле, подобные вечеринки не редкость, да и… я не впервой поплыву на яхте. Главное спрятаться в каюту и не любоваться водой, даже несмотря на всеобщее веселье и попойку.

— А если погода изменится? — робко забросила удочку, но это так… чтобы услышать стандартную фразу:

— Тогда я тебя в жилет одену… и стану твоим спасательным кругом!

Да-а-а-а! Я сразу в улыбке растеклась:

— Обещаешь?

— Не забывай, — ворковал Стэф, — я лучший пловец в универе!

И об этом я тоже знала. Даже была несколько раз на его соревнованиях. Восхищалась, болела, поздравляла… гордилась. Это мой парень! МОЙ ЖЕНИХ!

Радмински как раз и стал тем единственным, кто смог меня убедить в необходимости работы с психологом и тренером. Он всё подрывался сам обучить, но поспорив с упрямой мной, согласился — человек извне будет лучше.

Конечно, а кто ещё?! Не отец ведь, а будущий муж!

Будущий!

Да, наше будущее уже решено было несколько лет назад. Ещё, с нами была мать, и тогда родители обоих семейств заключили соглашение, что дети их династий, влиятельных фамилий, обязаны пожениться!

Мне было двенадцать, кода я увидела Стэфана вживую, чуть не умерла от счастья, восторга и бури чувств. Стояла, открыв рот, и не верила чуду. Парень был ошеломительно хорош собой. Стройный, модельный, ухоженный, изысканный — красавец! Известный тусовщик и уже тогда звезда престижного университета. Недаром по нему умирало всё побережье девчонок… впрочем, не только наше. Радмински-младший личность известная, и если учесть, что завидный холостяк только набирал обороты и популярность в высших кругах, мне показалось настоящей сказкой породниться с таким человеком. Не просто породниться, а стать его женой!

А вот я… не произвела на него подобного впечатления.

Ещё бы — невысокая, полненькая, серой внешности. Нет, я вполне миленькая, но до уровня Стэфана мне было далеко, как, впрочем, и до всего нашего с ним окружения. Девчонки и парни следили за лоском, модой. Без причёски даже из дому не выходили.

Я в этом была чуть проще, хоть и следила за собой, но больше придавала значение учёбе и дружбе. Бойкая, веселая, общительная хорошистка. Светло-русая, курносый нос, жуткие губы — большие и вечно обветренные… Только глаза у меня ничего такие — цвета летнего, спокойного неба. Сапфиры… так называл их папа, с нежностью оглаживая абрис лица и глядя на меня с любовью, которую ощущала с щемящей тоской. Глаза — самое красивое и яркое, что есть во мне, единственное, что унаследовала от матери — знаменитой модели и талантливой ведущей популярного развлекательного шоу. Такой великолепной, успешной и, увы, холодно бесчувственной, просто не умеющей любить. Это я знала с младенчества, хоть и до последнего надеялась, что сердце родительницы когда-нибудь пробудится и мама наконец проявит то самое материнское тепло и любовь, о которых столько пишут и говорят. Но этого не случилось, ни в детстве, ни в отрочестве, ни когда мне исполнилось семнадцать. Я была её самым главным разочарованием и, пожалуй, единственной неудачно в жизни, ведь в остальном, кроме глаз, пошла в отца — невысокая, склонная к полноте, невзрачная. Она не стеснялась своего неудовольствия по этому поводу, и я не раз слышала: «Бедной девочке с ЭТИМ жить. Жаль, мои гены не смогли победить твои, благо у нас есть деньги, и чуть позже, Мира сможет подправить все неудавшиеся части тела. Главное, она разумна и не комплексует, а так бы я была совсем удручена».

Обижалась ли я? Ещё как… в начале…

Комплексовать? Где-то глубоко внутри, конечно я комплексовала — ещё бы, при такой матери и модельном окружении, но быстро смекнула, что ничего хорошего от собственных тараканов не будет, поэтому научились жить с тем, что имела. В конце концов, внешность и худоба — не самое важное. Я умна. Умею дружить… Не пропаду!

Поэтому трезво себя оценивала и не тешила надеждами на невероятное: не мечтала, что Радмински-младший опешит от счастья. И он не опешил! Но была рада, когда Стэфан не скривился, меня увидев, хоть и был предельно сух:

— Как скажешь, отец, — кивком дал согласие.

С тех пор прошло много лет.

Он не делал широких жестов до последнего времени, а последний год, как активизировался. Оно и понятно, что взрослому парню было взять с малолетки? А теперь, вроде я менялась, уже стала старшеклассницей. Да и стоило нам узнавать друг друга лучше. Поэтому не отказывалась от встреч, если он звал меня погулять, потусить или просто поболтать.

Если не красотой его покорять, так умом, юмором. Да и вообще стать своей в доску. Почему бы и нет? Всё же нам предстоял брак, и, если нас будут связывать не узы любви, так пусть хотя бы дружбы и взаимопонимания.

По крайней мере, я была к этому готова и даже больше — делала на это ставку. Тем паче, Стэф уже заикнулся раз, что как только мне исполнится восемнадцать, мы сразу поженимся.

В его взгляде я всё чаще читала смех, на его губах часто играла улыбка. Да и вообще он был позитивным парнем, не натягивающим на себя маску мрачности и уныния. Мне всё больше казалось, что я ему нравлюсь. По-настоящему. Старательно выкидывала бредни о любви из головы, но Радмински-младший упорно их вколачивал обратно: галантностью, обходительностью, игривым настроением, шуточками. С ним было легко и весело. Как, впрочем, и со всей его компанией.