Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Не бойся темноты (СИ) - А. Ярослава - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Глава 1

«Я слышал, как она кричала. Говорила, что ненавидит его. Что их ребенок чудовище, как и он. Плакала. Столько много слез.

Представлял себе, как он бьет ее по лицу. Как ее золотые волосы омывает кровь. Почему все кончилось именно так? Тоже плакал. Не хотел. Но все же плакал.

Когда я ворвался в их спальню, она уже была мертва. Моя добрая девочка мертва. Ее тело лежало на кровати. Мой ангел словно спал. Эдвард стоял посреди комнаты, держа на руках плачущего младенца. Наши взгляды встретились. Он убил ее.

Стремительная, всепоглощающая ярость и отчаянье затмили мне разум, я кинулся на него с кулаками и… замер… У младенца были неестественно вывернуты ножки, а тельце было покрыто порезами и ссадинами. Эдвард прижимал к себе ребенка, пытаясь хоть как-то успокоить. По его щекам катились крупные слезы:

- Все будет хорошо … мой маленький … я поставлю тебя на ноги, — шептал Эдвард.

Я молча наблюдал, как он закутал ребенка в одеяло и направился к выходу не оборачиваясь…

В камине мирно догорал огонь. В комнате стоял леденящий холод. Я открыл двери на балкон и в спальню изредка залетали одинокие снежинки.

Тело Лары окоченело. Я сидел подле нее, целовал ледяные пальцы, гладил по волосам. Она никогда больше не засмеется. Скоро, милая. Я тоже присоединюсь к тебе. Буду снова о тебе заботиться.

Я поднялся и направился в свои покои. Достал из саквояжа зеленую бутылку и залпом выпил до дна. Это было так просто. Даже слишком…

Вернулся в Ларе и снова сел под нее. Яд должен подействовать быстро. Скоро мы будем навсегда вместе любимая…»

Тома со злостью захлопнула книгу.

- Это ж надо быть такой гадиной, Оль, — сказала девушка, — Представляешь, она собственного ребенка чуть не убила. Дура. И все из-за этого хлюпика.

Тома раздосадовано посмотрела на обложку книги. Художник изобразил невероятно красивую блондинку в объятиях мужчины в черном балахоне с огромными когтями. Лицо «когтистого» скрывал капюшон. На заднем плане молодой человек в старомодной одежде что-то при свете свечи писал за столом.

— Любовь зла, — хмыкнула Олька и плюхнулась на кровать рядом с подругой, — Полюбишь и хлюпика. Я так и не поняла, за что она муженька так невзлюбила?

- Я если честно тоже. Чудовищем называла его постоянно.

Оля взяла книгу в руки. Повертела.

- А этот не пишет?

- Не-а. Видно, с любовником она не успела поделиться. Завтра пойдем на экскурсию?

— Ага. Только не с утра. Поспать охота подольше.

Тома понимающе улыбнулась. Она и сама любила поспать, но только не завтра. Они с Олькой каким-то самым невероятным образом попали в группу по обмену с британскими студентами. Такой шанс выпадает один на миллион, хоть что-то увидишь в этой жизни. Поэтому Тома не собиралась тратить и часа на пустое валяние на боках.

- Нет, Оль. Давай с утра. А то послезавтра у нас лекции. Некогда потом будет полазить.

Олька закатила глаза к потолку.

- Да кому нужны твои лекции. На них половина группы фиг ходит.

- А я пойду, — буркнула Тома и забралась под одеяло, — И, вообще, я спать.

Олька еще долго что-то бормотала по поводу «отличниц-неудачниц» и насчет того, что так вся жизнь мимо пройдет, а Томка уже спешила в объятия Морфея с блаженной улыбкой на губах. С утра пораньше их ждало маленькое приключенье.

Олька всегда говорила, что от жизни нужно брать все. Тома согласилась поехать вместе с ней не сразу. Хоть она и хорошо шпарила на английском все-таки было как-то боязно. Мама была категорически против. Стоит заметить, что Зинаида Андреевна мама Томочки редко одобряла самостоятельные затеи дочери. Проще говоря, и шагу не давала ступить дочке без своего ведома. Так что Тома почти выгрызала у матери из горла согласие на поездку.

Попасть в группу было трудно. Им повезло только благодаря тому, что Олин парень преподаватель и как раз незадолго до отправки две девочки внезапно заболели ветрянкой. Куда же ехать в таком-то виде и позориться.

- Сань, ты настоящий мужчина. Все для меня любимой, — млела Оля, зацеловывая своего любимого препода.

Оля с Санькой встречались довольно давно. Они познакомились, когда девочки еще были первокурсницами, а Саша учился в аспирантуре.

- Жениться вам надо, — с умилением глядя на них, говорила Тома, — И квартиру отдельную, а то мыкаться по общаге не дело.

Санька был детдомовским, а Олька без отца росла, поэтому жить им было негде. Вот и мучились постоянно. Ночуя то у него, когда соседа Сашки нет в комнате, но у нее, когда Тома милостиво уезжала к матери в деревню, а случалось это довольно редко.

Тома не любила домой ездить. Мама ее была угрюмая и замкнутая женщина. Отец умер, когда девочке исполнился всего год. Потому и не помнила его вовсе. Зинаида Андреевна замуж после так и не вышла. Возможно, из-за не сложившейся личной жизни она стала желчной и чрезмерно властной. Изводила дочь по любому поводу и без повода. Только поступив в строительный институт Тома, вдохнула полной грудью. Но материно влияние на дочь хоть и ослабло все равно оставалось сильным.

Тома была классическим «синим чулком». Как она смогла подружиться с яркой и взбалмошной Олей, оставалось для всех загадкой. Но все факты налицо. За несколько лет они стали друг другу ближе, чем родные сестры.

Утро не заставило себя ждать. Тома проснулась, как всегда, первой, и теперь лежала на теплой, уютной постели разглядывая гипсокартонный потолок с множеством точечных светильников. Вечером особенно красиво. Словно звездное небо. Дома она и мечтать не могла о такой красоте. Девушка, конечно, и раньше видела красивые дома, но не думала что однажды проснется, глядя не на голую лампочку и побеленный потолок.

Тома встала, накинула халатик и вышла на балкон. Городок, в котором им предстояло провести последующие два месяца, был небольшим, но красивым. Здесь было полно вымощенных булыжником улиц, старинных особняков. В общем, не город, а сказка. С балкона открывался вид на огород и сад. Жили они в семье самых обычных англичан, немолодой бездетной пары. Томас Грин работал в колледже, который собственно и обменялся студентами со строительным институтом. Профессор Грин преподавал самый пакостливый предмет Сопротивление материалов или Сопромат. Томе не очень нравился профессор, вероятнее всего, из-за преподаваемого им предмета. Марта Грин была добродушной домохозяйкой. Она с радостью разместила студентов. Вместе с девушками к Гринам поселили еще троих парней с соседнего факультета. Благо дом у них был большой и современный. Томка в жизни не жила с таким комфортом. У них с Олей была своя собственная ванная. Это ж надо собственная!

Тома мечтательно вздохнула. Как же здесь классно. Вот и возвращайся после вот этого великолепия домой в общагу. Что-то подруга заспалась совсем.

- Олька! Давай вставай, — позвала девушка подругу.

На постели завозились и простонали:

- Отвали… м-м-м

- Олька пора собираться на экскурсию. Ты обещала.

Поскольку от подруги не последовало реакции, Тома кинула в нее подушку.

- Хватит дрыхнуть! Так всю жизнь проспать можно.

Оля приподнялась на локтях и злобно уставилась на нарушительницу спокойствия сквозь упавшие на лицо рыжие волосы.

- Ну что ты за человек. Совести у тебя нет совсем. И вот бери после этого с собой подруг.

Томка только улыбнулась в ответ и прошествовала в ванную.

- Давай живее. Миссис Грин, похоже, пирог испекла. Пока ты будешь дрыхнуть пацаны все сожрут без нас.

Олька пулей вскочила с кровати.

- Что ж ты раньше про пирог не сказала. Я хоть здесь, наконец, отъемся, — она принюхалась, — М-м, похоже, ты права. Запах то какой! Сейчас слюной захлебнусь.

За дверями послышались быстрые шаги. Похоже, парни тоже пирог учуяли. Вот они голодные российские студенты! Всей гурьбой побежали на кухню.

Тома так и застыла с зубной щеткой во рту, наблюдая как подруга, на ходу натягивая спортивные штаны, а зрелище было еще то, бросилась неумытая и нечесаная из комнаты с криком «Без меня не есть!» Послышался грохот в коридоре и возмущенные голоса:

×