Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Три дня до смерти (СИ) - Мединг Келли - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Келли Мединг

Три дня до смерти

Информация о переводе:

Над переводом работали:

Переводчик: Kassandra37, MonaBurumba

Редактор: Nikolle

Дизайн обложки: Мария Гридина

В книге всего: 29 глав

Перевод осуществлен для группы: https://vk.com/paranormal_love_stories

И для сайта: http://ness-oksana.ucoz.ru/

Текст выложен исключительно для ознакомления.

Не для коммерческого использования!

При размещении на других ресурсах обязательно указывайте группу, для которой был осуществлен перевод. Запрещается выдавать перевод за сделанный вами или иным образом использовать опубликованные в данной группе тексты с целью получения материальной выгоды.

Глава 1

71:59

Не помню, как впервые умерла, зато как родилась во второй раз — прекрасно. Как сейчас. Проснуться в морге на холодном столе в окружении инструментов для вскрытия под пронзительный визг испуганного судмедэксперта — это незабываемый опыт.

Я спрыгнула со стола. Команда двигаться, отданная разумом, видимо, не совсем дошла до моего оледеневшего, покачнувшегося тела. Мои колени отказывались сгибаться, лодыжки одеревенели. И я приземлилась голой задницей на пол, в шоке вздрогнув от холода и какого-то нового ощущения — боли. Резкая и острая, она пронзила моё бедро, указывая мне на два факта: я сидела на полу морга и была совершенно голая.

Что-то металлическое звякнуло об пол, по выцветшей плитке запищали резиновые тапочки, послышались удаляющиеся вопли. Где-то вдалеке хлопнула дверь. Тихий гул медицинского оборудования смешивался со звуком моего прерывистого дыхания. От серых верхних светильников по комнате расходился флуоресцентный свет. Я почувствовала резкий, горький и совершенно чужой запах.

Ушибленное бедро заныло, стоило мне приподняться. Комната передо мной кружилась. С края стола свисала простыня. Я сдернула ткань и обернула тонкий, похожий на бумагу материал вокруг плеч. Теплее мне не стало.

Стол коронера. Я голая. Скальпель на полу. Что, чёрт подери, происходит?

Я рылась в закоулках туманных воспоминаний, надеясь найти объяснения тому, почему голой задницей сижу на полу морга.

Ничего. Полный ноль. Сознание было покрыто мраком. И никаких воспоминаний, проносящихся передо мной, как кадры киноленты.

Где-то в глубине моих легких послышались влажные хрипы, и я закашлялась от спазма в груди. Сплюнув комок слизи, продолжала задыхаться, думая, что грудь вывернет на изнанку. Когда судороги прекратились, я ухватилась за край стола и подтянулась. На этот раз мои ноги подчинились команде мозга двигаться. Колени согнулись. Мне удалось встать, используя стол для вскрытия в качестве опоры, а посмотрев в его блестящую поверхность, увидела в отражении то, что совсем не ожидала.

Лицо незнакомки.

Завеса из длинных, волнистых каштановых волос обрамляла подбородок и высокие скулы. Не мои. Переносицу слегка усеивали маленькие веснушки. Определенно не мои. Я прикоснулась к щеке, и незнакомка в отражении тоже. Всё не так. Я была бледной, со светлыми волосами и голубыми глазами, и никаких веснушек. И моложе. Темноволосая женщина со шрамами на внутренней поверхности левого локтя и открытой, но уже заживающей, раной на левом предплечье оказалась не Эвангелиной Стоун. А кем-то другим.

Очередная пронизывающая дрожь пронеслась по моему позвоночнику, спина и плечи покрылись мурашками. Вайят. Я спешила на встречу с Вайятом Труменом. Мы договорились встретиться на нашем обычном месте. Я пришла. Ждала. А потом что случилось?

Вероятно, что-то очень хреновое.

Я оглядела комнатку для вскрытия с её простыми серыми стенами и желтым плиточным полом. Два одинаковых медицинских стола стояли по обе стороны от сливного отверстия в полу, на котором валялся перевернутый лоток с инструментами. Напротив меня дверь, примерно три на четыре фута, должно быть, там хранили трупы. Как долго я пролежала в этом холодильнике?

Почему я вообще оказалась там?

Вайят знает. Должен знать. Он знал всё. Он был моим куратором, это его работа.

Он в курсе, где я? Или кто я, если уж на то пошло?

Напротив холодильника стоял письменный стол, а за ним дверь с надписью "Посторонним вход запрещён". Спотыкаясь, я побрела туда, сжимая руками тонкую простынь вокруг плеч, с моими ногами при ходьбе по-прежнему возникали некоторые проблемы.

Прихрамывая, вошла в небольшую ванную с раковиной, двумя душевыми кабинками и четырьмя серыми шкафчиками у стены. Подергала за ручку каждый из них. Последний, на мою удачу, открылся с противным резким визгом, и глаза заслезились от повеявшей оттуда вони от старых теннисных туфель. Мой желудок взбунтовался. Внутри я нашла пару синих спортивных штанов размера XXL и огромную белую футболку. Больше ничего полезного.

Сбросив простыню, я натянула футболку, совсем не удивившись, что моё худенькое тело в ней утонуло. Нынешняя я оказалась на несколько дюймов выше прошлой. С большой грудью и пышными бедрами я менее всего походила на блондинку-беспризорницу, больше на соблазнительную женщину. Определенно прогресс во внешности. Подвернув низ футболки, я завязала её узлом на талии. И продолжила возиться со штанами, даже со шнурком они казались до смешного огромными.

Но это не имело значения. Любая одежда поможет мне выбраться отсюда. Обернув волосы простыней, я промокнула их, поскольку они начали оттаивать. Штаны так и норовили соскользнуть вниз, и мне приходилось периодически их поправлять. Пустующая дырочка вверху пупка намекала на исчезнувший пирсинг.

Из соседней комнаты послышались голоса. На цыпочках я подкралась к двери и приоткрыла её, выглядывая наружу. Судмедэксперт вернулась, безумно размахивая руками. Рыжие локоны до плеч подпрыгивали каждый раз, стоило ей повернуть голову. Её спутник оказался пожилым, седовласым и морщинистым, мужчиной в хирургическом костюме. Он взял свисающую с торца стола, на котором я раньше лежала, медкарту и бегло её просмотрел.

— Пэт, мертвецы просто так не воскресают, — произнес мужчина.

— Я знаю, доктор Томас. Но она была мертва. Я видела, как её привезли рано утром. Я открывала холодильник и выдвигала носилки, когда её пришли опознавать.

Кто мог меня опознать? Я жила одна. У меня даже не было дивана, с тех пор как Уолкинсов убили, а их дом разрушили.

— И она всё ещё была мертва, когда Джо положил её на стол, — продолжала Пэт, — а потом я отвлеклась на телефонный звонок. Вернувшись, приподняла простынь, и девушка выгнулась на столе дугой. Клянусь, подумала, мне померещилось, а потом она села.

— Понятно, — ответил доктор Томас голосом, в котором слышалось недоверие. — Физическое обследование показало, что она умерла от острой потери крови. И по-вашему, труп просто встал и вышел из комнаты?

Пэт уставилась на него, молча открывая и закрывая рот, так и не сказав ни слова.

— Последнее, что нам нужно, — продолжил доктор Томас, — чтобы семья этой девочки вчинила нам иск за то, что мы потеряли тело. Поэтому прекратите истерику и найдите её или будете искать другую работу.

Доктор Томас развернулся на каблуках и вышел через покачивающиеся двери, оставив Пэт одну. Она молча смотрела на остановившиеся створки, безвольно опустив руки.

— Я не рехнулась, ты сукин сын, — проговорила она тихо. Похоже, она совсем не боец. А затем Пэт застыла. Медленно она поворачивалась по кругу, осматривая комнату. И словно услышав шум, посмотрела в дальний угол комнаты. Я задержала дыхание и стала ждать.

— Привет? — сказала она. — Чалис? Чалис Фрост? Ты там?

Чалис[1] Фрост? Представляю, сколько насмешек она пережила в детстве. Наверное, поэтому она(я?) подсела на наркоту. Не то чтобы я хоть что-то об этом помнила. В качестве доказательства служили только следы на моих руках. И глубокий порез — чем больше я смотрела на него, тем больше убеждалась, что его края стягивались всё ближе друг к другу. Я исцелялась.

×