Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Алдар-Косе
(По мотивам казахских народных сказок) - Алтайский Константин Николаевич - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Константин Алтайский

АЛДАР-КОСЕ

По мотивам казахских народных сказок

Художник В. Безелюк

АЛДАР-КОСЕ

дин верблюд идет, другой верблюд идет, третий верблюд идет, восьмой, двенадцатый, двадцать третий. Большой караван идет по древней дороге, через проклятые аллахом Каракумы.

Воздух сух, горяч и неподвижен. Пусто кругом — ни саксаула, ни травинки, ни колодца. С белесого от зноя неба глядит на пески, как огромное око, полдневное солнце. Время будто остановилось. Мертвая тишина нарушается только похрустыванием песка. Караван идет третьи сутки без воды.

Воды! Хоть бы глоток воды! Хоть бы каплю! С необычайной ясностью она представляется каждому шагающему по горячим пескам — жизнедающая, жаждоутоляющая, голубовато-белая, тяжелая, льющаяся с кручи или таящаяся в темных, таинственных недрах колодца. Она желанней кокчая и кумыса, простая, холодная до ломоты в зубах, чистая, как горный хрусталь, вода.

Вот один, выбившийся из сил, караванщик лег на песок и не сказал, а прохрипел:

— Больше не могу. Идите, я останусь. Не поминайте лихом.

Караван остановился. Упавшего окружили загорелые до черноты погонщики верблюдов. От них легли тени. Самый старый, с желто-белой, как ковыль, бородой, сказал:

— Слушай не ушами, а сердцем. Шло два каравана с драгоценной поклажей. В пустыне высохли в тот год все колодцы. Солнце жгло, как огонь. Люди знали: нет воды впереди, нет воды позади. Один караван остановился. Другой, хотя и медленно, но двинулся дальше. Оставшиеся в песках все до одного погибли. И люди, и животные. Солнце высушило потом их скелеты.

А к другому, с трудом идущему каравану, пристал веселый человек. Откуда он взялся — никто не заметил. Небольшого роста, коренастый, имел он удивительное обличье: ни бороды, ни усов, ни бровей, ни ресниц. А тюбетейку снял — и под ней ни единого волоске. Только черные глаза блестели, как кусочки каменного угля, а в них прыгали озорные шайтанята.

— Кто ты есть?

— Алдар-Косе.

Его, как всех, мучила жажда, но он упрямо шел вперед и торопил:

— Там спасенье! Там — вода!

Он простирал руку в пустое пространство и уверял, что там колодец пресной, холодной воды.

Над колодцем — дающие тень карагачи, а вокруг прохладная, зеленая, душистая трава.

— Ты обманываешь нас, — упрекали его караванщики, но, влекомые его жаркой речью, понукали верблюдов и сами шагали и шагали вперед.

— Я обманываю только баев, биев да мулл, — уверял Алдар-Косе. — А вы такие же бедняки, как я сам. Кто же обманывает себя? Вы берите пример с воды. Она не стоит на месте. Она в вечном движении. Она сбегает со снежников и ледников поднебесных гор и сыплется дождем из туч, ручьями и потоками вливается в реки, бегущие в моря, соединенные с океанами. Откуда под лучами солнца испаряется, плывет облаками, сгущается в тучи и дождями падает на землю, чтобы вновь и вновь совершать круговорот.

Когда Алдар-Косе остановился, чтобы перевести дух, все увидели вдали человека с черной бородой. Он размахивал руками и звал их к себе. Это был искатель вод, только что вырывший сотый в своей жизни колодец. Воды там было много, и была она пресной, холодной, как лед и, как потом оказалось, целебной.

Караван был спасен.

— Ты знал о колодце? — спросили караванщики у Алдара-Косе.

— Я не видел колодца, не слышал о нем и чернобородого водоискателя вижу впервые. Но я знал и знаю: кто движется вперед, тот жив, кто остановился — погибает. Это закон земли.

Люди поняли, что безбородый наделен доброй мудростью.

Вскоре все уснули, а когда проснулись, Алдара-Косе не было. Легкий ветерок успел замести его следы, и они, благодарные ему люди, не знали в какую сторону он ушел. Но он всегда мог появиться там, где его очень ждали…

Алдар-Косе, как передавали знающие люди, за пиалой кокчая, рассказал мудрую сказку одному акыну.

— Я много слышал о тебе, Алдар-Косе. Баи говорят, что ты обманом дышишь, обманом утоляешь голод и жажду, обманом укрываешься ночью, как одеялом. Верно ли это? — спросил акын.

— Верно-то верно, но только с одной поправкой: я обманываю и буду всегда обманывать баев, биев, мулл и торгашей. Они — мои заклятые враги. И мира между нами не будет.

— И еще утверждают баи, что ты бессмертен.

— У страха глаза велики, — засмеялся безбородый.

— Говорят, что во время актабана, когда на казахов напали джунгары и народ терпел бедствие, славился острым умом какой-то обманщик Алдар-Косе.

— Это был мой прапрадед.

— Еще говорят, что в пору хана Есима тоже славился обманами некий безбородый Алдар-Косе.

— Мой прадед.

— Баи верят слухам, что и при султане Кенесары Касымове промышлял обманами человек по имени Алдар-Косе.

— Мой дед.

— Ну, а это уже на моей памяти. Был в отрядах Амангельды Иманова бесстрашный разведчик, который обманывал алаш-ордынцев, — Алдар-Косе…

— Мой отец.

— Целая родословная безволосых обманщиков! — улыбнулся акын. — Ну, а если за очередной обман баи оторвут тебе голову, прекратится ли ваше наследственное ремесло?

— Я не собираюсь умирать. Ну, а когда все же умру, мое место займет мой сын.

— Как имя мальчика?

— Алдар-Косе. А сына сменит мой внук, которого назовут, как водится, Алдаром-Косе, а внука заменит правнук…

— Тоже Алдар-Косе?

— Конечно! Только смех наш будет веселым…

— Значит, ты и впрямь бессмертен?

— Выходит, так.

— Пастухи пасут байских овец, — задумчиво сказал акын. — Баи командуют пастухами и жиреют за их счет. Бии — судят. Муллы — молятся и обирают народ. Купцы — торгуют. Акыны слагают песни. Ну, а ты что делаешь в жизни? Кто ты есть?

Алдар-Косе сверкнул снежно-белыми зубами:

— Я обманщик обманщиков!

ОБМАНЩИК ОБМАНЩИКОВ

колько безбородый, безусый и безбровый Алдар-Косе ни скитался на своем Буланке, он неизменно возвращался в родные края и первым, кого он посещал, был всегда его сердечный друг Альти, столяр и плотник, живший у самого въезда в город, в деревянном домике с палисадником, заросшим сиренью. Здесь было много карагачей и пирамидальных тополей, и неустанно бормотала арычная вода.

Так было и на этот раз.

Буланко остановился у знакомого домика. Всадник оставил седло и по-свойски постучал в окно. В доме вспыхнул свет, послышался голос:

— Это ты, Алдар-Косе?

— Я, Альти, я. Отворяй скорее ворота. Буланый устал, как я, а я устал, как Буланый.

Через минуту ворота бесшумно распахнулись. В комнате, при свете керосиновой лампы, Алдар-Косе внимательно осмотрел приятеля: пригож, как всегда. Густо загорел, насмешливые карие глаза широко раскрыты, усы подстрижены щеточкой на городской лад. Он непритворно обрадовался приезду друга, подал ему щетку, кусок мыла и полотенце.

Пока приезжий чистился от дорожной пыли и умывался из жестяного умывальника, Альти расседлал коня, дал ему свежего клевера и стал хлопотать у глиняной печки — нужно было приготовить плов из риса с бараниной и вскипятить чай.

Свежий, повеселевший Алдар-Косе вышел во двор, подсел к печке и начал, как водится, отвечать на вопросы: где был, что видел. Пришлось перечислить города, какие посетил. А о приключениях как расскажешь в двух словах? Много было приключений. Он начал было прикидывать: с чего бы начать, но Альти неожиданно заговорил о другом, чем немного смутил безбородого:

×