Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Вода и Перо. Узел (СИ) - Пляка Анна "VivienTeLin" - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

========== Пролог ==========

Земли к югу от озера

1 Орла 17 года Соленого озера

Женщина впереди вскинула руку, Канги повторил ее жест. Племя качнулось, останавливаясь, застонали дети, даже воин рядом со вздохом опустился на серый песок. Канги стоял, навалившись на копье. Не время для отдыха. Время смотреть и оберегать Искусную.

— Подойди, ворон мой, — напевный голос повлек вперед, напитал силой утомленные ноги. Это была еще не Песнь, но Канги преисполнился благоговения. Он удостоился прикосновения дара Искусной! Редкой чести, что дороже глотка воды в величайшую сушь.

Тонкие косицы оплетали ее плечи змеями, одежда из шкурок и перьев покрывала маленькое тело, защищая от безжалостного пустынного солнца. Рядом с плечистым Канги Искусная казалась хрупкой, но она посмеялась бы над окровавленным телом того, кто поверит видимому.

Поднялась рука с узловатым, поколения назад добытым посохом, указала вперед.

— Что видишь ты, глаза мои?

Он прищурился, цепкий взор скользнул к линии между сухой серой землей и ослепительным небом.

Небом ли? Синяя гладь простиралась всего в сотне шагов! Канги задрожал от предвкушения, но только крепче сжал копье — пустынные видения любят глупцов, их телами кормят змей и ящериц.

— Я вижу бескрайнюю воду, Искусная.

Она вздохнула прерывисто, закрыла глаза. Твердые губы, обметанные сухой коркой поцелуев солнца, изогнулись улыбкой.

— Значит, я привела вас, как и обещала.

Но зоркие глаза Канги разглядели не только предсказанную воду. В мареве пыли шли к ней другие.

— Там люди, Искусная. Иное племя.

А ведь сказано, кто первым достигнет блага, тому достанется земля, раскинувшаяся подле него. Значит ли, что они опоздали и все, что остается — униженно просить чужаков о милости?

Искусная выдернула перо из одежды, опустила во флягу, где на дне оставались последние капли.

— Так беги же, Канги, — голос взлетел просьбой, приказом, мольбой — не одной женщины, но племени, и всех умерших предков их, и всех нерожденных потомков. — Беги, быстрые ноги мои! Достигни обещанного нам счастья.

Дыхание родило мельчайшие капли, слетевшие с пера, влившиеся в сильное тело. Стрелой сорвался с места Канги, бросилось вперед племя, следуя зову Искусной, побежала и она сама.

Ибо им было обещано благо. Они не могут его упустить.

========== Глава 1 ==========

Южная Империя, город Пэвэти

13 Петуха 606 года Соленого озера

Темнота обняла его за дверью, от каменных стен повеяло прохладой, приятной после городской душной жары. Сикис шагнул в глубину коридора, стукнул в косяк, и, дождавшись разрешения, прошел сквозь занавешенный низками бусин проем. Те соскользнули на плечи, одна зацепилась, больно дернув прядь волос. Пришлось выпутываться, с каждым мигом чувствуя себя все более неловко.

Наконец он стал навытяжку, щелкнул каблуками сапог.

— Гвардеец Сикис прибыл.

В макушку дышал близкий холод потолка.

Женщина за столом — деревянным, то есть невероятно дорогим — подняла голову, отрываясь от бумаг. Худая, старая, очевидно высокая — Сикис каждый раз гадал, ходит канцелярша по своему кабинету пригнувшись или на полусогнутых. Впрочем, вряд ли его любопытство когда-нибудь удовлетворят. Канцелярия работает сидя, и, как и гвардия, работает всегда.

Сухие пальцы соединились домиком, тусклый свет, льющийся из слухового окошка под потолком, отразился в желтом камне кольца и не по-имперски светлых внимательных глазах. Сикис ловить взгляд не стал, упорно изучая стену над головой канцелярши. Строго по уставу, между прочим. Думал — нравится сверлить меня глазами, да на здоровье. Не вы первая, а провалов за мной нет. Только сестра, но я за нее уже сто раз ответил.

— Хотите стать командиром, гвардеец?

Вопрос заставил на миг растеряться, но все же он ответил как положено:

— Хочу служить Империи и благословенному нашему Императору!

Канцелярша усмехнулась одобрительно, встряхнула пером, черкнула что-то. Личное досье дополняет? Да нет же, Сикиса не заставляли ждать в коридоре, значит, подготовить бумаги эта паучиха не могла. Просто пугает.

Мысли, должно быть, отразились на лице, потому что усмехаться канцелярша перестала, двинула вперед кожаный тубус. Снова коричневый, обычное рядовое дело, на какие гоняют новичков. Сикис, однако, не позволил себе скривиться, взял с поклоном, открыл, вытряхнул на ладонь свернутый трубочкой лист.

— Найти пропавшего командира гвардии Текамсеха Пустынника, — повторила паучиха выведенный на бумаге текст. Добавила: — На сбор группы не явился, в казарме с вечера не появлялся.

Теперь уже Сикис посмотрел на канцеляршу в упор. Задание было сформулировано нетипично — вместо “убить” или “доставить живым” расплывчатое “найти”. И вдобавок столь странное предложение вместо начала разговора.

— Вам что-то непонятно?

Сикис опомнился, резко выпрямился.

— Никак нет. Разрешите взять группу в казармах?

Если с ним затеяли игру, он знает правила. Не задавай вопросов, слушай внимательно, действуй во благо Империи — или уже почти пойманная рыбка не только выскользнет из рук, но вдобавок развернется и откусит тебе… палец. Если повезет, ограничится им.

Но вот наглеть иногда помогает. Если бы Сикис не наглел, до сих пор жил бы в трущобах или вообще умер от жажды.

— Вы забыли свое звание, гвардеец, — тихо сказала канцелярша.

— Никак нет!

Страх обдал жаром не хуже пустынного ветра, поклон вышел глубже положенного. Выпрямляясь, Сикис поймал презрительную усмешку, сглотнул злость, вставшую в горле комом.

— В таком случае можете идти, — приказали ему. — Да славится Император!

— Да славится Император!

Бусины взяли жертву несколькими волосками, за спиной закрылась тонкая пластина двери. Сикис шагал по улице и толпа расступалась, видя расшитую перьями гвардейскую куртку.

О да, люди его уважали. Боялись, как любого из гвардии. Но в своей иерархии он был низшим. Четырнадцать лет верной службы и всего одна ошибка, не слабость даже, лишь тень ее, чтобы на всю жизнь остаться рядовым.

Это не было справедливым. И хотя ему не дали в подчинение равных, были другие, кого он мог взять.

***магреспублика Илата, город Илата

13 Петуха 606 года Соленого озера

— Нет!

Широкие ладони грохнули о стол, жалобно звякнула чернильница.

— Но шеф…

В бок впился острый локоть заклятой подруги, Кит подавился возражением. Сморгнул, сосредотачиваясь на двоящейся массивной фигуре по ту сторону стола. Икнул.

Кажется, Меган права. Не стоит спорить. Он никогда не видел начальство в такой ярости.

Наверное, если бы Кит не был настолько пьян, понял бы раньше, хотя… Он всегда был придурком. До сих пор не понимал, зачем шеф вообще его взял. Даже серьезней — сам нашел и пригласил работать.

— Вы меня выгоните? — хотел спросить с вызовом, а получилось жалобно. Шеф только фыркнул, остывая.

— Нет. Ни тебя, ни эту юную леди. Но наказаны вы будете оба. Меган, Блэнид писала, что доберется в город только к самому Совету, так что организация праздника на тебе.

Подруга застонала, картинно растекшись по креслу.

— Шеф! У нас что, работы нет?

— Цыц! А ты, господин О’Киф, под домашним арестом. И чтобы ни один знакомый мне человек в городе в эти три дня не появлялся. Ясно тебе?

Кит понуро кивнул, потянул рыжую кудряшку, упавшую на лоб. Поднял на начальство больной от избытка вина и недавней дуэли взгляд.

— А дело? Вы говорили…

— Делом займутся другие. Не склонные пить и драться в честь его начала.

Кит вздрогнул, стиснул зубы. Прокатилось внутри злое — ну и пусть! Да, из-за него все презирают род О’Киф, да, он слышал не раз, что лучше бы герб разбили, да, леди Шинед никогда бы такого не допустила, ну и птицы с ним! Пусть бы и разбили. Зачем он один, такой? И вообще. Пить ему шеф все равно не запретит.

×