Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Супргуа Архангела (СИ) - Сингх Налини - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Налини Сингх

Супруга архангела

(Гильдия охотников — 3)

Полное или частичное копирование без ссылки на группу и указания переводчиков ЗАПРЕЩЕНО! Уважайте чужой труд! Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жёсткого диска после прочтения. Спасибо!

Переведено для группы: WonderlandBooK

Переводчик, бета-ридинг и оформление: inventia

ГЛАВА 1

Окутанный шёлковым мраком глубокой ночи, Нью-Йорк оставался всё таким же… и изменился до неузнаваемости. Когда-то, через окно своей любимой квартиры, Елена наблюдала за взлётом ангелов с подсвеченной колоны Башни. А теперь сама была одной из них и могла сидеть на краешке балкона без перил, без защиты от смертельного падения. Правда, теперь она не упадёт. Её крылья окрепли. Да и сама она стала сильнее.

Елена приготовилась к полёту и глубоко вдохнула родной воздух. Пряности, дым, ароматы людей и вампиров, мускусные и утончённые… Смесь запахов нахлынула на неё шальным и возбуждающим приветственным ливнем. Ощущение, будто что-то тяжёлое сдавливало грудь, пропало, и она расправила крылья на весь размах. Пришло время обследовать это привычное место, ставшее незнакомым. Её старый новый дом.

Елена спикировала с балкона и полетела вдоль улиц Манхеттена. Её несли потоки воздуха, в которых чувствовалось прохладное дыхание весны. Ярко-зелёная пора растопила снега, державшие город в своём плену этой зимой, и теперь полностью вступила в свои права. Летом ещё даже не пахло, и персиковый румянец не окрашивал горизонт. Это была пора цветения, перерождения и появления на свет младенцев, свежести, юности, и недолговечности в неистовой суете города, который никогда не спит.

«Дома. Я дома».

Позволив воздушным потокам нести её над бриллиантовой россыпью огней города, Елена проверила возможности своих крыльев. Они окрепли. Но всё ещё оставались слабыми, ведь она едва-едва переступила порог бессмертия. И её сердце оставалось до боли человеческим. Поэтому не удивительно, что Елена оказалась у своей квартиры, пытаясь зависнуть в воздухе напротив огромного окна. Ей не хватало навыков, чтобы провернуть такой манёвр, так что она продолжала падать и подниматься обратно при помощи быстрых взмахов. И всё же даже нескольких мимолётных взглядов хватило. Комнаты опустели, вместо разбитого вдребезги стекла стояло новое. Даже багряное пятно на ковре исчезло. Пятно с того места, где Елена пролила кровь Рафаэля, где пыталась остановить алую реку, пока её пальцы не стали такого же убийственного цвета.

«Елена».

Свежий и дикий аромат ветра и дождя закружил вокруг Елены, наполнил её, а затем руки Рафаэля легли ей на талию. Не прикладывая особых усилий, он удерживал её так, чтобы она, прижав ладони к стеклу, могла вдоволь насмотреться через окно. Пустота. Не осталось ничего от её прежнего дома, который она создавала кусочек за драгоценным кусочком.

— Ты должен научить меня, как зависать в воздухе, — произнесла она, заставив себя проглотить ком горечи от утраты. Это просто место. Просто вещи. — Хороший способ шпионить за потенциальными врагами.

— Я собираюсь научить тебя многим вещам. — Рафаэль прижал Елену спиной к себе, пленив её крылья, и прикоснулся губами к её уху. — Ты полна сожалений.

Инстинктивно, она хотела соврать, защитить себя. Но вместе с архангелом они пересекли этот предел.

— Думаю, я ожидала, что квартира останется моей. Сара ничего не сказала, когда прислала мои вещи. — А её лучшая подруга никогда ей не лгала.

— Когда Сара пришла, всё выглядело так, будто ты оставила свой дом, — ответил Рафаэль и немного отодвинулся, чтобы Елена смогла высвободить крылья и вновь поймать воздушный поток. — «Пойдём, хочу тебе кое-что показать».

Его слова отозвались в разуме вместе с ветром и дождём. Она не сказала убираться из её головы, потому что знала, что он не вторгался в её сознание. То, как глубоко Елена ощущала Рафаэля, с какой лёгкостью разговаривала с ним, было частью их связи друг с другом… Напряжённые, изменяющиеся эмоции, словно огненной плетью обжигали душу, срывали старые шрамы и создавали новые уязвимые места.

Но когда она наблюдала за полётом своего архангела над сверкающими огнями города, рассекающим непроглядную тьму ночного неба, когда следила за любимым мужчиной с крыльями цвета белого золота и глазами бесконечной беспощадной синевы, ни о чём не сожалела. И совсем не желала повернуть время вспять и вернуться к жизни, в которой не знала объятий архангела, не ощущала, как её сердце разрывается на куски и превращается во что-то сильное, способное на такие сумасшедшие эмоции, что иногда даже становилось страшно.

«Наберись терпения, Охотница Гильдии».

Она улыбнулась. Горечь от утраты дома отступила под волной радостного возбуждения. Неважно сколько раз она повторяла, что теперь верна ангелам, а не Гильдии Охотников, он неосознанно называл её так, как видел — охотницей, воительницей.

Елена нырнула вниз, оказалась ниже Рафаэля, а затем резкими мощными взмахами крыльев начала подниматься ввысь. От таких движений мышцы спины и плеч протестующе заныли, но она слишком наслаждалась полётом, чтобы беспокоится. Даже сомневаться не приходилось, что через несколько часов ей придётся заплатить за это сполна, но сейчас Елена чувствовала себя свободной и защищённой в ночной тьме.

— Думаешь, кто-то нас увидит? — спросила она, когда они снова поравнялись, тяжело дыша от прикладываемых усилий.

— Возможно. Но пока что тьма скрывает твою личность.

Елена знала: завтра, когда взойдёт солнце, начнётся цирковое представление. Перерождённый ангел… Даже старейшие из вампиров и ангелов с интересом за ней наблюдали. Она не сомневалась насчёт того, как отреагирует человеческая часть населения.

— Может, ты сделаешь что-то пугающее, что заставит всех держаться на расстоянии? — Даже произнося эти слова, Елена понимала, что её волнует совсем не реакция людей. А отца…

Нет. Она не станет думать о Джеффри. Не сегодня. Елена отбросила мысли о мужчине, который отрёкся от неё, едва ей исполнилось восемнадцать.

Рафаэль пролетел над Гудзоном и так резко спикировал вниз, что Елена не смогла сдержать вскрик. Архангел Нью-Йорка чертовски хорошо летал. Он почти вплотную приблизился к воде, так низко, что мог пальцами коснуться прохладного течения, а затем резко взмыл ввысь. Выпендрежник. Показушничал перед ней. От этого на душе посветлело, а на губах заиграла улыбка.

Елена спустилась ниже. Она смотрела, как ночной ветер треплет шелковистые волосы Рафаэля, и угольно-чёрные пряди касаются его лица, словно не в состоянии сопротивляться притяжению.

«Так не пойдёт».

— Что? — Обескураженная почти жестокой красотой архангела, мужчины, которого смела называть своим возлюбленным, Елена позабыла, о чём его просила.

«Отпугнуть их… ты не такая женщина, чтобы за кем-то прятаться».

— Чёрт. Ты прав. — Почувствовав, как мышцы плеч предупреждающе заныли, Елена скривилась. — Думаю, мне скоро придётся приземлиться.

Её тело пострадало в битве с Ли Дзюань. Не сильно, и все раны зажили, но из-за принудительного отдыха она потеряла часть мышечной массы, которую наращивала до сражения, превратившего Пекин в выжженный кратер, где единственными звуками стали молчаливые стенания мёртвых.

«Мы почти дома».

Елена сконцентрировалась на том, чтобы лететь прямо. Рафаэль изменил положение тела, и она просто следовала за ним, а значит, прилагала меньше усилий, чтобы держаться в воздухе. Гордость заставила Елену сердито хмуриться, но, с другой стороны, глубоко внутри зарождалось тёплое чувство от осознания, что она важна для Рафаэля, даже больше, чем просто важна.

И тогда, на другой стороне реки, она увидела, особняк, раскинувшийся на вершине утёса и служивший Рафаэлю домом. Хотя от берега Гудзона простирались обширные земли, само место было скрыто от глаз обычных людей густой полосой деревьев. И всё же, они спускались к нему сверху, а оттуда особняк выглядел, словно драгоценный камень на бархатной тёмной ткани. Тёплый золотой свет лился из каждого окна, а с одной стороны дома, в месте, где попадал на плавные контуры витражного стекла, пульсировал и переливался различными цветами. С этого угла не были видны кусты роз, но Елена знала, что они там. Пышные, с листвой, блестящей на фоне белого фасада элегантного дома, и сотнями бутонов, готовых расцвести буйством красок, как только погода станет теплее.

×