Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Скил 2. Тропы зверей (СИ) - Сиянов Дмитрий - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Скил 2. Тропы зверей

Глава 1

Небольшое, но хорошо укреплённое поселение под названием «Спецура» находится в очень необычном месте. Стаб, где располагается поселение, и два соседних, стандартных кластера окружает полоса «мертвых», или «чёрных», кластеров. В самом узком месте ширина антрацитово-чёрной полосы не меньше нескольких километров. Через подобное природное заграждение не лезут заражённые – им очень не нравится чернота. Да и людям долго находиться на ней непросто. Кроме того, чёрные кластеры за минуту угробят любую электронику. И даже тонкой механике в черноте быстро придёт каюк.

Лишь один кластер своим краем образовал проход в кольце черноты, но и с ним дело обстоит непросто. Называется он «Дурдом», и название свое получил не зря! Дело в том, что этот кластер - «зависший», да ещё и загружается с рассинхроном. То есть перезагрузки в нём идут одна за другой, когда раз в два дня, а когда и два раза в день. Можно представить, что при таком раскладе там творится: твари бегают туда-сюда из Дурдома в соседние кластеры и обратно, то спасаясь от перезагрузки, то к свежеприбывшему мясу; не успевшие отойти от прошлой перезагрузки люди попадают под следующую и превращаются в «овощей», а к ним уже прибывают новые, зачастую их полные копии! В общем, форменный дурдом!

Петросян, помню, рассказывал, как два одинаковых мужика гонялись за третьим, абсолютно таким же. Ну этот «крендель», Петросян, в смысле, и соврёт - не дорого возьмёт! Ну чисто шутки ради, само собой!

Несмотря на такое непростое географическое положение, жители Спецуры никаких затруднений с передвижениями не испытывали, а когда нашу компанию сюда привезли, мы не видели, как наша колонна проезжала в стаб - из нутра БТР-а вообще обзор не очень, а я так и просто уснул, вымотанный предыдущими событиями. А на мой вопрос «как вы вообще суда проходите?» мне ответили неопределённо: «Есть способы, и есть люди…».

Дед с Профом свалили отсюда через три дня, как только Проф смог самостоятельно передвигаться. Проблем с тем, чтоб отсюда выбраться, я думаю, у них не возникло: мой креститель тот ещё «динозавр Улья», с него станется и самому через черноту пройти, и Профа на закорках протащить!

А мы с Маньяком сидим тут уже две недели. Маньяк развлекается, как может – этому типу, похоже, и в морге будет весело! А я хандрю и брюзжу за кружкой пива! И хандра на меня навалилась настоящая! Русская! Бессмысленная и беспощадная! Да, в общем-то, и беспричинная. Находимся мы в безопасности, на сколько в Улье вообще можно быть в безопасности. Едим сытно и вкусно. Спим на мягком, ещё и пиво наличествует – грех жаловаться!

Все эти радости, само собой не бесплатные, но цены, здесь вполне «божеские». Всё наше барахло, после разгрома базы муров, вернулось к нам, даже спораны и горох. Тут надо отметить рейдеров из Спецуры жирным плюсом: ни одна горошина, ни один споран, ни к чьим рукам не прилипли! Да и за наше спасение, ничего, кроме хорошего отношения, мы должны не остались. Мол помогать друг другу надо, да и вообще, мы их на базу муров, неподалёку от их территории вывели, за что нам спасибо. В общем к «Спеуровцам» я проникся симпатией и глубоким уважением.

А уважать этих ребят, надо сказать, есть за что! Режим в стабе жёсткий, но разумный. Военная диктатура, но допускаются и некоторые вольности. Например, если «свежака» (человека, попавшего в Улей совсем недавно) находят рейдеры из Спецуры: его накормят, напоят, уму-разуму научат; а потом объяснят здешние порядки и предложат присоединиться к их маленькой армии. Если человек по натуре «вольная птица» или ему религия служить в армии не позволяет – хозяин – барин, вот бог, вот порог, а в Спецуре тебе, мил человек, делать нечего! И это касается всех недовольных здешним режимом.

И действительно: работы для «сторонних» рейдеров здесь нет вообще – её, работу, просто не доверят постороннему человеку. Развлечений тут тоже не много, а попасть суда, из-за вышеизложенных причин, не так просто. В общем, гости здесь – явление не слишком частое.

А если ты решил влиться в доблестные ряды… начинаются боевые будни! Теперь ты в армии, детка! Шагистикой здесь, правда, не занимаются, но все остальные «радости» присутствуют: наряды, субординация, ученья, причём в обстановки приближенной к боевой, дальше некуда и прочее. Хотя учебные стрельбы, из-за особенностей Улья, дело здесь не частое, бывают даже они.

А ещё дисциплина… Например, военнообязанный, а таковыми в Спецуре являлись все её постоянные жители, за неявку на службу, или явку в неподобающем виде, получал предупреждение и кучу штрафов – всякие наряды в не очереди и т.д. За второй «залёт»: выговор с занесением в грудную клетку и ещё больше штрафов – лишение увольнительных на какой-то срок, а другой формы выходных здесь не предусматривалось. А за третий «косяк»? Что выгонят? А вот и нет! Просто расстреляют! И уйти на «вольные хлеба», человек, за которым есть косяки, попросту не может, его никто не отпустит. А если всё же уйдёт – его объявят муром и дезертиром.

А вообще Спецура напоминала не постапокалиптический городок готовящийся к осаде, как большинство стабов в этой части Улья, а скорее военный гарнизон. Все чем-то заняты, все что-то делают – один я болтаюсь, как ху…. Эм… хвост в рукомойнике! Даже Маньяк нашёл себе дело.

Раны зажили на нём… Хотелось бы сказать: «как на собаке», но куда там той собаке! Скорее, как на заражённом. До того, как Маньяк попал в Улей, он всерьёз занимался паркуром и велотреалом. И сейчас проводил, среди местных, занятия по экстремальному передвижению и, так сказать, владению велосипедом.

Армия на велосипедах – это конечно, звучит смешно. Но в условиях Улья, двухколёсный железный конь на мускульной тяге, очень удобное средство передвижения для рейдера одиночно или небольшой группы. Так что Маньяк, тоже был при деле.

Женщин, даже по меркам Улья, в Спецуре было совсем не много. Я собственно регулярно видел лишь одну. Эта монументальная по своим размерам тётка работала, или если брать в расчёт местные порядки, скорее служила, главным поваром в огромной столовой. В этой столовой питался, наверно, весь стаб, и я в том числе. Звали, этого «магистра половника и кастрюли», Баба Валя! И выглядела Баба Валя, несмотря на то, что в Улье старики со временем сильно молодеют, лет на шестьдесят.

Баня в Спецуре была скорее местом гигиены и чистоты, чем средством отдыха и релаксации. Борделей тут не было вообще, и мужики из Спецуры истосковавшиеся по женской ласке. Были вынуждены дожидаться увольнительных и ехать, в поисках плотских утех, в стаб Рок.

Ещё в стабе имелся большой и очень приличный бар. Приличный не из-за своих размеров и обстановки, а потому, что ни каких пьяных дебошей или драк тут отродясь не бывало. Всё в нем было чинно и прилично, даже музыка играла всегда негромко.

В этом баре я, собственно, и придавался унынью и печали за кружкой пива. Уже не помню какой по счёту. Я не то, постоянно маялся от безделья – я лечился, и даже взял пару уроков по стрельбе у местного инструктора. Плата самому инструктору была по большей части символическая и подземное стрельбище большое и удобное, но вот боеприпасы для занятий не дёшевы. Поэтому, уроков была только пара. И про тренировку дара Улья я не забывал, да и тренировки маньяка почти не пропускал. Но вот навалилась, на бодра молодца Скила, грусть-тоска! И сидит он теперь за стойкой бара, с кружкой тёмного, как его настояние, пива, и смотрит телевизор. Запись, конечно – телевиденья в Улье нет, ну хоть чем-то глаза занять.

А по телевизору шла какая-то мылодрамма. На экране ухоженная блондинка в деловом костюме, возрастом слегка за тридцать и с мировой мудростью и иронией в глазах, разговаривала, в залитом летним солнцем парке, с чуть побитым жизнью мужиком в полинялом костюме. Мужику на вид было уже хорошо за тридцать, и выглядел он как-то растерянно.

×