Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Интеллектум (СИ) - Старский Валерий - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Интеллектум

Валерий Старский

Пролог

Где-то на самых задворках вселенной, а то и еще дальше, так далеко, что даже и представить себе невозможно, в центре одной из величайших пустынь вселенной Эльтекерон, где поля звездных систем с показателем интеллектума Н — [Низкий минус, минус], казалось, распространялись на тысячи и тысячи гиперпрыжков, вдруг произошло невероятное.

В одной из систем с обычным желтым карликом заработал маяк секты «Отчаянные», идеально подражая пульсару В600816+Л5, еще называемому звездой Хранителей. Призывный сигнал работал всего семь секунд. Но те, кто долгие столетия с надеждой ждал этого события, сумели засечь нужные координаты и отправить туда своих избранных с дарами.

Через девять лет и двадцать семь суток пространство в этой выбранной системе подернулось, возмутилось, и его словно пробили с обратной стороны невидимым шилом, причем несколько раз.

Один, другой, третий и с небольшим запозданием четвертый. Из узких проколов пространства с бешеной скоростью вырвалось четыре небольших, но мощных звездолета.

По агрессивным обводам, вооружению и скорости их смело можно было причислить к малым судам сверхдальней разведки. Хотя все эти быстроходные монстры заметно отличались друг от друга и, более того, принадлежали к разным цивилизациям. Их по большому счету объединяло лишь одно: на каждом гордо красовалось обозначение союза Хранителей: шестьдесят три звездочки в красном кругу.

Эти корабли, выскочившие из гиперпрыжка, не сбавляя скорости, стремительно понеслись в одну точку, словно на самоубийственный таран.

Все же красивое и очень захватывающее зрелище — стыковка клинч. Со стороны казалось (о, ужас!), суда на дикой скорости врезались одно в другое, и вот-вот должна была вспыхнуть сверхновая. Но нет, специальные стыковочные компенсаторы быстроходных яхт отработали штатно, и каждая из гончих получила дополнительную энергию в главный силовой контур.

***

Небольшая общая комнатка-шлюз, соединяющая все четыре быстроходных объекта. Каждый из входящих был суров и немногословен, все они знали, зачем прибыли, какова их миссия и судьба и сколько осталось времени. Поэтому фанатики даже не присаживались и имен своих не называли, только расу.

— Аннаю шесть. Наш дар «пятнадцать миллиграмм интеллектума», — прорычал антропоморф, на вид что-то среднее между львом и человеком, и выложил на парящий поднос небольшой драгоценный контейнер.

— Этор четыре, — громко отрапортовало явно искусственное создание, дар «Два штифта Коммуникатор плюс».

И выложило манипулятором на поднос два соединенных узких цилиндра пяти сантиметров в длину каждый.

— Гно два. От наших кланов в дар избраннику мы выбрали Жетон активации «Маг-кузнец» специализация Оружейник, — и крылатый ящер достал толстый жетон, расписанный магическими рунами.

— Хомо девять, — сказал высокий человек в легком энергетическом скафандре. — Нашим даром избраннику станет Ментор пути древних.

Он под напряженными взглядами присутствующих выложил на поднос небольшую ярко светящуюся ампулу и громко без запинок прокричал:

— Активация Ментора Пути! Код Танат 028AB Джокеро.

При этих словах ампула треснула, и на поднос вытек некий симбиоз гусеницы и росянки только из плазмы. А в общей шлюзовой прогрохотало:

— Ментер Тонат Джокеро активирован и готов к миссии. Жду вводную информацию. — Человек глубоко вздохнул и явно нервничая, продолжил.

— Инструкция для Ментора Тоната Джокеро! Найти планету с наивысшей степенью сопротивления на пути экспансии цивилизаций Админов. Для себя выбрать избранного и вручить ему дары наших цивилизаций, — прохрипел человек, уже несколько секунд получая тревожную информацию от бортового искина и понимая, что времени остается все меньше и меньше.

— Принято, — ответил Ментор, исчезнув вместе с подносом.

Дикий рев радости раздался в шлюзовой. Человек поднял руку, и все замолчали.

— Прощайте братья! И все же мы это сделали… — сказал человек и протянул вперед руку. Следом на его ладонь легла лапа, крыло и манипулятор.

— Аннигиляция, — уже спокойно отдал приказ человек, и в системе словно взорвалась сверхновая. А через несколько мгновений появился полноценный боевой флот Админов.

​​​​​​​Глава 1. Немыслимое

г. Москва, Ожоговый центр ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского

— Их привезли утром. Страшная авария с пожаром на трассе М-11. Пострадавших пятеро: две женщины, двое мужчин и один ребенок, — скорее всего, семья. Взрослые умерли в течение нескольких часов, а вот мальчик, весь переломанный и обожженный, продержался еще сутки.

— Жаль, — с горечью и усталостью в голосе сказал главный хирург, отступив от операционного стола. Реанимационные действия ни к чему не привели, мониторы контроля гемодинамики показывали давно очевидное: смерть. Как бы эти хорошие люди в белых халатах ни были привычны к подобному, этот малыш всех заставил прятать влажные глаза.

Наверное, поэтому никто из присутствующих в операционной и не заметил, как у мальчика, уже накрытого простыней, кратковременно и ярко осветились грудь и темя.

Главврач уже успел выйти из бокса, но его догнала операционная сестра, взволнованно сообщив:

— Лев Моисеевич, Лев Моисеевич! Он ожил.

Несмотря на солидность и тучность, хирург без раздумий ринулся обратно в операционный бокс.

— Первый раз такое в моей практике, — тихо заявил он, озадаченно смотря на мониторы. Из задумчивости его вывела все та же расторопная сестричка:

— Лев Моисеевич, как оформлять пациента? У нас на него и данных-то никаких нет.

Старый и опытный хирург думал недолго.

— Запиши Феникс Алексей Львович. Потом, когда придет в сознание, разберемся.

Но ни через месяц, ни через два, даже через год не разобрались. Не сделал этого и детдом, куда определили Феникса после выписки из больницы. По большому счету он был никому не нужен: двенадцатилетний мальчишка, потерявший память и приговоренный к инвалидной коляске.

***

Прошло десять лет.

Куинс, Нью-Йорк, Аэропорт имени Джона Кеннеди

Оранжевый раскаленный диск стоял в зените. Жарко. Но разве бывает что-нибудь лучше запаха перемен? Взбитого из свежего ветра с Гудзона, разогретого асфальта и нескончаемого шума международного аэропорта.

— Алеша, ты уверен насчет Москвы и коляски? — спросила роскошная афроамериканка телосложения плюс сайз, крепко приобняв белобрысого бледного красавца на заднем сиденье такси.

— Да, Лулу, пора возвращаться домой, а ее, — он указал большим пальцем за спину, имея в виду складную инвалидную коляску, лежащую в багажнике автомобиля, — отдай кому-нибудь из Браунсвилла. Я на это двухколесное чудовище больше никогда не сяду.

Пышнотелая и все же невероятно приятная во всех отношениях женщина с белоснежной улыбкой в пол-лица громко расхохоталась.

— Как же ты там, в головном офисе, и такой стремительный? — с иронией хохотнула Лулу.

Парень ухмыльнулся и пожал плечами.

— Ты же знаешь: Яндекс везде Яндекс. Главное — это мозги. И пусть я стану черепахой, но, надеюсь, все же самой быстрой из подвидов, а главное, креативной.

Алексей пристально посмотрел на Лулу, словно стараясь почетче запомнить своего друга, и продолжил:

— Береги себя, мой ангел-хранитель. И да, нам пора прощаться. Долгие проводы — лишние слезы, как говорят у нас в России. Дальше я сам.

Тучная красавица с нежным сердцем шумно вздохнула: она знала, что спорить с этим стальным парнем с невероятно голубыми пронзительными глазами бесполезно. Поэтому прижала лучшего друга к своей необъятной груди и, прослезившись, сказала:

×