Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Комендант некромантской общаги (СИ) - Леденцовская Анна - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Анна Леденцовская

Комендант некромантской общаги

Глава 1

А кому старушку свежепопавшую?

— Мария Спиридоновна я. Шестьдесят восемь лет. Родилась в деревне Уласовская Вологодской области, в России.

— Мадам, меня не интересуют анкетные данные вашей прошлой жизни! Попрошу заполнить бланк переселенца и пройти в зал ожидания регистрации.

Усталый немолодой мужчина в форменном черном сюртуке окинул взглядом посетительницу и чуть заметно поморщился. В их мир нередко попадали существа из других миров. Чаще всего разумные, разного вида и пола, разного возраста и одаренности. Все рано или поздно устраивали здесь свою жизнь. Этот мир всем им находил место, но это… эта женщина… Он еще ни разу за все годы службы не видел никого, на его взгляд, более бесполезного и неприспособленного для переселения в магический мир. Пожилая человеческая женщина без искры магии. Что она будет здесь делать? Хотя ведь это не его дело, миру виднее, зачем он ее притянул. Служащий выдал вновь прибывшей бланк для немагического существа и облегченно вздохнул, когда она покинула кабинет.

За час до этого…

Мария Спиридоновна вышла на крылечко общежития для рабочих завода и недовольно посмотрела вверх. Мелкий противный дождик накрапывал и, судя по затянутому серыми тучками небу, собирался так делать весь субботний день. Зонтик она не прихватила, но, хотя до магазина было недалеко, всего два дома пройти, мокнуть все равно не хотелось. Грузная Марья не любила торопиться и ходила не спеша, прогуливаясь и поглядывая по сторонам цепким взглядом профессионального сторожа. Сейчас Мария Спиридоновна Кунина занимала пост коменданта этого общежития, но до этого почти сорок лет протрудилась на благо своего завода сначала в должности уборщицы, а потом в охране родного предприятия. Приехав из деревни в город в надежде на лучшую жизнь, она, как и многие до нее, поняла, что все не так просто. Сначала не взяли в техникум, не добрала баллов. Потом оказалось, что в училище тоже не попасть — набор уже закрыли. Родственница матери, у которой она остановилась на время, предложила помочь с работой. На завод можно было устроиться уборщицей, давали общежитие, и Марья согласилась. Возвращаться в село не хотелось совсем, колхоз умирал, деньги за работу платили через раз, люди выживали за счет огородов и держали скотину. В охрану она попала случайно, через год. Помогла задержать «несуна». Он не успел проскочить мимо охраны потому, что Марья своей фигурой заблокировала «вертушку». Не специально, конечно, просто шла навстречу и не торопилась, а поскольку пропуск у нее еще на вход не проверили, остановилась у турникета. Вот и не успел мужик пролизнуть. Сложно провернуть основательно стоящую на ногах даму 158 сантиметров роста и почти под девяносто кг веса. Надо сказать, что вес нашей героине не особо мешал. Ходила она нормально, без одышки, не торопясь, работала легко, так как в деревне привыкла к физическому труду. Все говорили, что комплекция у нее отцовская, только ростом не вышла. Отец был деревенским кузнецом, богатырем прямо, и высоким — под метр девяносто. Так что фигура у нее была приблизительно 100–100–100, не модель. На жизнь жаловаться не приходилось: платили нормально, и комнату скоро получила отдельную, хоть и в той же общаге. Вот семьи не было, не сложилось. Вон сколько вокруг тонких и звонких, веселушек, хохотушек. Марья понимала, что можно было бы, конечно, прибрать к рукам какого-нибудь недотепу из тех, что работали на том же заводе, но абы кого не хотелось, не то воспитание. Так и прожила одна до пенсии, потом предложили место коменданта в ее же общежитии… Обычная жизнь.

Спускаясь по ступенькам, она думала, что лучше взять к чаю: «московскую» плюшку или пакет пряников. Так ничего и не решив, спустилась с последней ступеньки на траву… Подняла глаза, закрыла, опустила голову, открыла глаза… Трава, под ногами трава вместо асфальта! Снова подняла голову. Она стояла на каком-то газончике в небольшом парке или скверике, рядом были какие-то цветущие кустики и дорожка из мелких камушков, которая убегала в сторону домов какого-то города. Рядом с дорожкой стояла скамеечка, на которую Марья тяжело опустилась. Паники не было, просто ноги не держали. Голова была ясная, мозг работал четко, как привык, ставя первостепенные задачи для выполнения и анализируя ситуацию.

Мария Спиридоновна с детства любила сказки, потом запоем читала детективы и любовные романы, а на пенсии полюбила фэнтези. Ее привлекали нездешние сказочные миры, странные волшебные существа и приключения. Книги немного разбавляли серость ее жизни и приносили какое-то желание перемен. Обычно после очередной книги она или затевала уборку, или пыталась (безуспешно) сесть на диету, или покупала себе какую-нибудь новую чашечку, брошечку, а как-то даже шляпку! Но в существование других миров она не особо верила, как и в паранормальные всякие вещи. То, что с ней случилось сейчас, больше походило на какое-то странное событие из книги и вызывало здоровый скепсис со странной примесью нездорового любопытства (ибо по понятиям Марьи любопытство свойственно юности, а не солидной женщине).

Сначала она внимательно осмотрела себя. Ничего не изменилось: полные морщинистые, хоть и ухоженные руки (таки следила за собой наша мадам), зеленая футболка-туника с какой-то вышитой птичкой, удобные темно-серые трикотажные брюки на резинке и матерчатые шлепки на толстой подошве. «Вот, блин, сходила за хлебушком!» — эти строки из старого «Ералаша» неожиданно всплыли в голове. В руках был пакет с завернутым в него кошельком, а в кармане брюк — ключи. Куда бы она ни попала, но молодости и красоты ей явно не полагалось.

— А может, я упала, ударилась головой о ступеньки и сейчас в коме, в реанимации…

На руку село какое-то насекомое, укус был болезненным и неприятным. Прихлопнув «вражину» и ощутив шлепок своей ладони, щипать она себя уже не стала.

— Предположим, что я все-таки попала…

В большинстве книжек героини-попаданки смело двигались вперед и начинали хамить, пить, спасать и нести прогресс в массы. Хамить Марья не любила, пить не пила, про прогресс знала мало. Спасать пока было некого, да и вряд ли она могла это сделать. Даже котенка с дерева с ее ростом спасти было проблематично!

Вставать и идти она тоже пока не спешила. Скамеечка была удобная, место тихое, и она не в лесу, город рядом. Есть пока не хотелось, других естественных позывов тоже не было, а значит, и смысла куда-то спешить тоже.

Так она сидела минут семь-восемь, пытаясь осознать то, что жизнь ее как-то поменялась и она точно не рядом с домом. Как минимум в другом городе, как максимум — в другом мире.

Над головой что-то мелодично засвистело. Мария Спиридоновна подняла голову и увидела небольшой зеленый шарик, свистящий и пускающий вверх струйки, чем-то похожие на сплошной поток разноцветных мыльных пузырей. Сначала она разглядывала его и пыталась сообразить, за счет чего висит в воздухе эта странная детская игрушка. Потом решила поискать взглядом запустившего ее ребенка и поняла, что уже не одна.

Рядом стояли и разглядывали ее два «человека». Теперь Марья четко осознала, что это явно программа-максимум и другой мир! Напротив стоял вроде человек, мужчина в одежде, похожей на прикид байкеров. Она была кожаная и с кучей каких-то камешков и металлических деталей, как на брюках, так и на странной жилетке с капюшоном. Капюшон крепился к горловине чем-то похожим на цельнометаллический ошейник. Очень дико с этим нарядом смотрелись рукава рубашки, белоснежные, довольно пышные и с кружевными манжетами. И опять же кожаные перчатки без пальцев и с клепками и массивные перстни на руках. Как кастеты, а не украшения. Лицо обычное человеческое, прямой нос, серые глаза, смотрит внимательно. Второй… «мужчина» был точно не человек.

Первый что-то спросил, она не поняла и сказала, что не понимает. И как раз посмотрела на второго. Желтые глаза, растянувшийся вертикальный зрачок и ощущение нереальности происходящего чуть не отправили ее в первый в жизни обморок.

×