Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Волшебное сокровище
(Сказки и легенды Тибета) - Комиссаров Сергей Александрович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

ВОЛШЕБНОЕ СОКРОВИЩЕ

Сказки и легенды Тибета

Тысячелетию Гесэриады посвящается

ТИБЕТ, РОДИНА ГЕСЭРА

I

Устремленные ввысь вершины с шапками вечных снегов; косматые яки, карабкающиеся вверх по склонам, кирпичный чай, заправленный топленым маслом и круто посоленный; бритоголовые монахи в оранжевых одеяниях с молитвенными барабанами в руках, — каждая из этих картин в отдельности может относиться к различным местам на карте планеты, но взятые вместе однозначно указывают на единственную и неповторимую страну — Тибет.

Природно-климатические условия высокогорья во многом определили особенности хозяйственного уклада, социальной организации и культурной жизни тибетцев. Бедные почвы и сильные зимние холода ограничили возможности полеводства. Главной зерновой культурой является неприхотливый ячмень; выращиваются также гречиха, пшеница, овощи. Фрукты вызревают лишь в теплых долинах Южного и Восточного Тибета. В то же время страна обладает достаточно благоприятными условиями для разведения скота. Как отмечал выдающийся русский путешественник Н.М. Пржевальский, посетивший некоторые из районов Тибетского плато, там представлены «три великих блага для скота — обилие соли в почве, отсутствие летом кусающих насекомых и простор выпасов.» Поэтому скотоводству удалось потеснить земледелие, и значительная часть тибетцев перешла к кочевому образу жизни, следуя за сезонными перемещениями стад. Большую часть поголовья составляют овцы, которые не только дают мясо, молоко и шерсть, но используются также как вьючные животные. Разводят тибетцы и лошадей. Невысокие, но сильные и выносливые, лошади местной породы принесли в свое время немало побед грозной тибетской кавалерии. Но, конечно, главной особенностью этого вида хозяйственной деятельности является разведение яков. Уникальное животное, самой природой приспособленное к жизни в горах, стало незаменимым помощником тибетцев в освоении заоблачных высей. Способность яков тащить на спине по 120 кг груза вверх по горным тропам удивляла и восхищала всех европейских путешественников. Чрезвычайно жирное молоко служило отменным сырьем для производства такого высокоэнергетического продукта, как топленое масло; а палатки, одеяла, накидки, изготовленные из толстой шкуры или длинной густой шерсти яков, надежно защищали их хозяев от жестоких морозов и сильных ветров.

Суровая природа накладывала жесткие ограничения на возможности развития производящего хозяйства. Пригодные для использования участки земли представляли большую ценность, за которую велась беспощадная борьба. Со стремлением во что бы то ни стало сохранить земельную собственность в руках клана связана, скорее всего, и такая экзотическая для европейцев форма брака как полиандрия (многомужество). В целом в Тибете преобладает «нормальный», то есть моногамный брак; в богатых домах встречалось многоженство. Но в отдельных случаях старший брат мог выбрать себе жену, которая становилась женой и всех других братьев. Дети, рожденные в таком браке, считались детьми старшего брата. Подобное устройство семьи в какой-то степени сдерживало стремление ее членов к отделению, предотвращало дробление земельных ресурсов.

Предки современных тибетцев продемонстрировали высокую способность к адаптации своих хозяйственных, социальных, культурных обычаев к экстремальным условиям новой родины. Ведь тибетцы не всегда жили в Тибете. Точнее говоря, основой тибетского этноса была одна из ветвей древних цянских племен, пришедших на плато с севера, которые в своем постепенном продвижении на юг и на восток подчинили и ассимилировали немногочисленные местные племена. О последних нам пока известно немного. Археологические памятники Тибета немногочислены, их содержание не позволяет сделать уверенных выводов о культурной и этнолингвистической характеристиках прототибетцев.

Гораздо больше нам известно о цянах — как благодаря упоминаниям в древнекитайских сочинениях и документах, так и последним раскопкам Народ этот в течение многих веков проживал в верхнем и среднем течении Хуанхэ. Иероглиф, соответствующий этнониму, состоит из двух частей: человек и овца, — и, очевидно, указывает на главный вид хозяйственной деятельности. Его во множестве встречают уже в самых ранних письменных памятниках Китая. В многочисленных гадательных надписях на лопатках баранов и панцирях черепах отразились непростые отношения цянов с создателями первого китайского государства Шан-Инь. В основном иньские правители вопрошали Верховное божество об успехе многочисленных военных экспедиций против цянов и принесении в жертву десятков и сотен захваченных пленных.

Не удивительно, что цяны оказались в составе антииньской коалиции, которую в конце XI в. до н. э. составили родственные им чжоусцы. Цянские воины участвовали в большом сражении при Муе, где чжоусцы одержали решающую победу. За эту помощь представители цянской знати из рода Цзян получили от новых правителей несколько крупных уделов в различных частях прежних иньских владений. Однако большая часть цянов осталась вне пределов новой державы. На протяжении последующего тысячелетия чжоуские, циньские, а затем и ханьские властители вели непрестанную борьбу за полное подчинение воинственных цянов. В результате значительная часть западных цянов была вытеснена в более южные гористые районы и не только смогла выжить в тех суровых условиях, но и, смешавшись с местными племенами, положить начало новому могучему этносу.

Необходимо подчеркнуть, что процесс этногенеза народа Бод (как называют себя сами тибетцы) и формирование национального государства осуществлялись в исторически сжатые сроки. Уже в источниках первой половины V в. н. э. упоминается предводитель Фаньни, ушедший за Хуанхэ и основавший «государство среди цянов, территория которого простиралась на тысячу ли[1]. Фаньни властвовал милосердно, и потому его полюбили все цяны. Он привел их всех под свою власть…» («Цзю Таншу», перевод Е.И. Кычанова). Предположительно, Фаньни китайской летописи соответствует легендарному государю (по-тибетски — цэнпо) Ньятри, который правил в Южном Тибете. По преданию, один из вариантов которого приводится в данной книге, Ньятри-цэнпо обладал необычными внешними данными, в том числе между пальцами рук и ног у него имелись перепонки, как у гуся. По мнению исследователей, такая черта указывает на тотем клана, из которого происходил правитель (например, клан Бья из южной области Ярлунг имел тотемом птицу).

Самый знаменитый из ранних правителей Тибета — Сонгцэн Гампо (613–649 гг.) — При нем не только укрепилась центральная власть и расширились границы государства, но и произошло первое официальное знакомство с буддизмом. Ко времени его правления относится также и разработка собственной письменности; для этого Тхонми Самбхота в 632 г. специально отправился в Кашмир, где и создал тибетский алфавит на основе индийского письма нагари.

Большое значение имела женитьба Сонгцэна Гампо на китайской принцессе. Это событие не только вошло во все китайские и тибетские летописи, но и стало достоянием фольклора. Один из многочисленных вариантов данного предания включен в нашу книгу. Но реальная действительность имела некоторые отличия от сказочного сюжета. Первое сватовство состоялось в 634 г., но встретило отказ. Тогда цэмпо посылает большую армию, которая сначала захватывает вассальное Китаю государство Тогон, а затем вступает в бой с имперскими войсками в Сычуани. После этого танскому владыке волей-неволей приходится согласиться на брак, и принцесса Вэнь-чэн отправляется в далекую Лхасу. С собой она везет священные книги буддийского канона и большую статую Будды. Ей удалось обратить в истинную веру мужа и его приближенных, а те, в свою очередь, распространили власть Закона на всю страну.

×