Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Я с тобой не останусь (СИ) - Шавлюк Светлана - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Глава 1

Он навалился на меня и придавил своим телом к полу. Крепко удерживал одной рукой мои руки над головой, посасывал и покусывал губы, причиняя боль. Второй рукой шарил по телу, рванул рубашку, отчего пуговицы с тихим шорохом рассыпались по полу. Задрал бюстгальтер и сжал грудь, от наслаждения прикрыв глаза. Все это время терзал мои губы поцелуем, но если раньше в этом мне виделась дикая необузданная страсть, то сегодня я чувствовала агрессию. Он вымещал злость, и каждое его прикосновение вызывало волны мурашек. Только возбуждения в них не было ни капли. Мне было противно. Противно от себя, что не могла сопротивляться, противно от него, что он вновь это делает, противно от того, что я не могла набраться смелости и возразить. Продолжала лежать под ним, покорно принимая все его действия. Как безмолвная кукла, подчинилась своему кукловоду. Тяжело дышала, воздух вырывался с хрипами. Руслан наверняка думал, что все дело в диком желании, которое я должна была бы разделить с ним. А я всего лишь ощущала невыносимую тяжесть его тела и едва сдерживала желание расплакаться, отчего приходилось часто дышать, чтобы не пролить слезы.

Почувствовала, как он скользнул под юбку, без церемоний сдвинул трусы и проник пальцами в меня.

Я напряглась, сжала ноги, но Руслан сильно прикусил нижнюю губу и шепотом проговорил:

- Расслабься, сладкая, я не могу больше терпеть.

Скользнул губами по шее, прильнул к груди, втянул в рот сосок, и я впервые за вечер почувствовала признаки возбуждения. Он посасывал, облизывал и легонько покусывал груди, пока его пальцы танцевали внутри, разжигая огонь желания. Я вздрагивала каждый раз, когда чувствовала прикосновение к клитору, когда он проводил ладонью между ног и вновь входил пальцами во влажное лоно.

Ненавидела себя за то, что снова сдаюсь. Снова готова просить его о близости, снова с тем же рвением отвечаю на поцелуи, сжимаю его черные волосы и выгибаюсь навстречу губам.

Почувствовала, как пульсация нарастает, как тело напрягается в преддверии яркого оргазма. Но Руслан остановился, скинул свою одежду, сорвал с меня юбку с бельем и устроился между ног. Одним резким движением вошел в меня во всю длину своего крупного возбужденного члена. Вскрикнула, вцепившись ногтями в плечи, обхватила его талию ногами и двинулась вперед, требуя продолжения, и он не заставил меня ждать. Громкие стоны и шлепки заполонили всю квартиру.

И я вновь ощутила жар, заметалась на холодном полу, закрыла глаза, чтобы через секунду их распахнуть и вскрикнуть. От боли. Руслан с такой силой сжал сосок зубами, что из глаз брызнули слезы. Все возбуждение смыла волна боли, которая раскаленным железом прокатилась по всему телу. Но он словно не заметил этого, продолжая ритмично двигаться, наращивая темп. А вскоре содрогнулся, застонал сквозь сжатые зубы и упал сверху. Я чувствовала его пульсацию внутри. Он перекатился на пол и расслабленно выдохнул. Я лежала не двигаясь, смотрела в потолок и чувствовала, как по вискам стекают горячие слезы.

- Что с тобой? – сбоку раздался его голос. – У тебя кровь, - равнодушно проговорил он. - Ты ведь знаешь, что меня нельзя злить, - укоризненно произнес, я боковым зрением заметила, как дернулась его верхняя губа, в такие моменты он напоминал мне безжалостного зверя. – Ты сегодня вела себя, как последняя шлюха, и вот результат.

Он поднялся, оглядел меня обвинительным взглядом и ушел в комнату. А я так и осталась лежать среди разбросанных вещей на полу с кровоточащим соском и ненавистью к себе.

- Иди в душ, смой кровь и ложись спать.

Еще некоторое время лежала на неприятно холодном полу. В душе клокотала обида, которая перемешивалась со злостью и непониманием. Я не понимала, за что он так обращался со мной. В какой момент все изменилось? Что я сделала, что он из романтичного ласкового любящего мужчины превратился в жестокого тирана и манипулятора.

С трудом поднялась. Голова кружилась от клокочущих в душе эмоций. Собрала вещи, с пола и поплелась в ванную. Чувствовала себя использованной и опустошенной. А его грубые слова и вовсе выбивали почву из-под ног. Только подсознание вновь и вновь заставляло мысленно повторять их, отчего было только больнее. Но именно эта боль помогала не рухнуть на пол и не разразиться рыданиями. Она придавала сил и позволила сделать еще один шаг к освобождению души от оков, в которые я позволила заковать себя.

Закрыла дверь в ванную. Хотелось сбежать от всего мира. Сквозь шум воды услышала, как хлопнула входная дверь. Он ушел. Как и всегда.

***

- Доброе утро, любимая, - легкий поцелуй вырвал меня из объятий сна, которым я забылась лишь с рассветом.

Открыла глаза и увидела перед собой букет кроваво-красных роз.

- Прости, - проговорил Руслан и погладил меня по щеке, - я вчера погорячился, сделал больно. Прости, был зол. Давай вечером сходим куда-нибудь?

- Хорошо, - проговорила я и приняла букет.

- Отлично, мне пора, - он вновь коснулся моих губ, - люблю тебя.

- И я тебя, - на автомате проговорила и проводила его взглядом.

Поднялась с постели, даже нежный шелк сорочки причинял боль, когда касался груди. Руслан вновь наказал меня, но если раньше я неизбежно чувствовала свою вину, то теперь хотела бежать. Бежать от него, куда глаза глядят. Я была на пути к выздоровлению от этой больной любви. Юля, психолог и знакомая моей единственной лучшей подруги Ритки, помогла раскрыть глаза после двухлетнего забытья и веры во взаимную чистую любовь с Русланом, и теперь я, наконец, решилась на самый трудный шаг – пришла пора прощаться с этим затянувшимся кошмаром. Наконец, пришло понимание, что рано или поздно я окончательно потеряю себя, если не остановлю это безумие самостоятельно.

Глава 2

Оглядела квартиру. Равнодушно отмечала пустые полки, обнаженную вешалку, бардак, который я даже не пыталась скрыть. Сердце рвалось на части от того, что я собиралась сделать. Разум шептал, что этот шаг правильный, что именно к нему я шла столько времени, только этот путь приведет меня к счастью. Но душа содрогалась от страха, мучилась от сомнений. Хотелось плюнуть на все и разобрать чемодан. Ведь не все было так плохо. Были и рестораны, и цветы, и незабываемые ночи…

- Нет, - выдохнула и прикрыла глаза, - иллюзия. Только я сама придумала эти песочные замки, - как мантру повторяла слова Юлии.

Вновь оглядела квартиру, каждый уголок, каждая пылинка которой были знакомы. Теперь это место казалось мне серым, мертвым, здесь впервые я похоронила свои мечты, здесь умирала моя любовь. Но предсмертная агония ждала впереди, и я боялась, что не справлюсь с ней. Боялась, что сорвусь, как наркотически зависимая, вернусь к тому, от чего бежала, с чем боролась, вернусь к той войне, которую развернула внутри себя.

Кроваво-красный букет был слишком ярким пятном на фоне белой стены. Цветы стояли в вазе. Я любовно подрезала каждый стебель, поставила в ледяную воду, чтобы они не погибли и повинно не склонили головы к вечеру этого дня. Но понимала, что по возвращению Руслана от них ничего не останется. Записка, которая лежала у вазы, спровоцирует приступ животной, необузданной ярости. И цветы будут первым, что пострадает от его гнева.

Всего несколько слов, которые я с трудом вывела на клетчатом листочке: «Я больше не могу оставаться с тобой». Для него они будут, как инъекция, активирующая приступ бешенства. Он всегда говорил, что я никуда не денусь, но птичка в золотой клетке, прутья которой впивались в кожу, посмела упорхнуть. Я еще не верила, что могу распахнуть крылья, но уже глядела вдаль, туда, где начиналась новая жизнь.

Поняла, что пути назад больше нет. Страх сковывал, руки дрожали так сильно, что я долгое время не могла попасть ключом в замочную скважину. Каждое мгновение, которое я проводила в квартире, словно вытягивало из меня уверенность в правильности этого сложного решения. Отчаянного, сумасшедшего, но единственно верного. Я на это надеялась, но еще не до конца верила.

×