Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Загадать и принять (СИ) - Баскакова Нина - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Нина Баскакова

Загадать и принять

ГЛАВА 1

По телевизору шёл очередной сериал про колдунов. В последнее время они заполонили собой эфир. Я где-то читала, что в начале двадцатого века была такая же мода. Сейчас уже был двадцать первый, и люди начали опять активно верить во всякую чертовщину. Не знаю. Я не верила. Ни во что. Может только в судьбу. Как бы меня не убеждали: все неудачи из-за проклятий и зависти, я считала, что бывает стечение обстоятельств, которые и влияют на нашу жизнь. С религией были примерно такие же отношения. Я признавала её наличие, но фанатом не была. Ходить же в церковь из-за того, что это модное увлечение, я не хотела. Туда надо с верой ходить, а не с моим недоверием.

Не знаю кто составлял телевизионную программу, но после работы мне предлагали смотреть или шоу, где все ругались и дрались, или новости. Было ещё несколько сериалов криминального характера и магия. За новостями я следила. Только смотрела я их обычно по утрам, когда собиралась на работу и готовила завтрак. Вечером же хотелось отвлечься. После криминала меня один раз стошнило, когда герои занимались делом с расчленением. Наверное, кому-то и нравилось все это смотреть, но у меня были слабые нервы для таких историй. В мистике же, если убрать всю ерунду про магов и колдунов, то оставалась обычная история. Это ещё можно было посмотреть.

Я верила, что это все неправда, но почему-то руки сами нашли клубок с нитками. Это было смешно. Или скорее грустно. Тут бы психологию подключить, почему я решила искать решение проблемы в «магии». Хотя, все было логичным: страх одиночества. Его я боялась сильнее всего, поэтому и стала вязать талисман. Крючок успокаивал. Монотонность. Что-то в ней было волшебное. Смотри телевизор и вяжи, а с каждой новой петелькой начинает образовываться будущий талисман.

Вязать при свете телевизора было неудобно. Я не отказалась бы включить бра, но недавно сломалась розетка. Теперь света в моей комнате не было. Люстра была разбита Сережей ещё летом. Решил с другом в футбол поиграть. Хорошая идея пришла в голову двум лбам по четырнадцать лет! Ладно, стекло не выбили, уже плюс. Надо во всём видеть хорошее. И люстру я уже купила, только не могла никак её установить: то не было времени, то денег. Теперь к установке люстры придётся добавить замену розетки.

В последнее время в квартире все ломалось: кран начал капать, потом нас залили соседи и отказались платить за ремонт, а квартиру ремонтировать все равно придётся. После нашествия Светкиных детей у меня все обои были или разрисованы, или отвалились. Теперь она вряд ли сюда вернётся. От этого было немного грустно. Как ни странно, но я не завидовала. Радовалась за неё. Но все равно было тоскливо при мысли, что прошлого не вернуть.

Со Светкой мы дружили двенадцать лет. Познакомились с ней в поликлиники, когда детей на прививки водили. Начали вместе с детьми гулять. Серёжка и Пашка были одногодками, как-то подружились. Когда мальчишкам исполнилось по два года, мы со Светкой оказались на улице. Я с матерью поругалась, а её выгнал муж. Привёл другую женщину, а Свете велел собирать вещи и выметаться. Только Свете идти было некуда. Так получилось, что своего жилья у неё не было. Мы стали снимать одну квартиру на двоих. Вышли на работу. Работали и сидели с детьми посменно. Светка ещё пыталась наладить личную жизнь. Я же и не думала об этом. Вначале все ждала, когда приедет Валера, Серёжин отец. Это ожидание длилось годами, но он пропал. С кем-то другим сходиться не хотелось. Мне хватало наблюдать за попытками Светы, когда она приходила со свиданий и жаловалась мне на очередного урода, который сразу после кафе, хотел её в кусты затащить. Упорству Светы можно было только позавидовать. Она не сдавалась. В итоге Света вышла замуж во второй раз. Прожила в браке год и вернулась ко мне на съёмную квартиру уже с двумя детьми. Полгода она клялась, что завязала с поисками принца. Но через полгода начала вновь пробовать поймать удачу.

Со своим будущем мужем она в магазине познакомилась. Его не смутили ни дети, ни возраст. Света была старше меня. Уже тридцать шесть лет отпраздновала. Он её пригласил попробовать просто пожить вместе. Через год позвал замуж. Летом я гуляла на её свадьбе и надеялась, что это в последний раз. Дима Свету действительно любил. Надо было видеть как он на неё смотрел. За подругу я была рада, но теперь она переехала на другой конец Подмосковья. Чтоб с ней повидаться приходилось ехать часов шесть. Встречаться мы стали редко. Но все ещё созванивались.

Четырнадцать лет я жила в каком-то сумасшедшем марафоне. Нужно было работать, нужно было растить сына. Постоянно не хватало денег. Постоянно он вырастал из вещей. Нужно было крутиться. Потом надо было помогать Свете. Этой же осенью я поняла, что остановилась. Больше не надо было куда-то бежать. Появилась шаткая, но стабильность. Со стороны Сережи проблем не было. Он рос тихим и спокойным ребёнком. И переходный возраст, которым меня все так пугали, у нас проходил спокойно. Через четыре года ему исполнится восемнадцать. Он вырастит. В это страшно было поверить. Дальше начнётся период студенчества. Конечно, я ему помогу. Тут не было разговора. Это ещё пять лет. Девять лет я ему буду ещё нужна. Дальше он пойдёт работать и будет самостоятельным. Что тогда останется мне?

Этот вопрос появился неделю назад. Когда Серёжа пошёл в седьмой класс и попросил меня, чтоб я его не провожала. Он сам. Тогда я и поняла, что сын почти вырос. Стояла на балконе и смотрела, как он идёт в школу. Высокий юноша. Он был выше своих сверстников. Худощавый. Вначале закралась мысль: он меня стесняется, а потом пришло понимание, что сын не будет вечно маленьким. Мне сейчас тридцать два. Пусть я буду ему нужна ещё девять лет. Но в сорок один я останусь одна.

Словно пелена с глаз упала. У меня не было образования. Я ушла с четвёртого курса. Думала смогу восстановиться, но не получилось. Проблем было с каждым годом всё больше, времени меньше. До диплома я так и не дошла. Все это время работала парикмахером. Не скажу, что у меня был сильный к этому талант и я видела в этом своё призвание, но работала. На жизнь хватало. Клиенты были постоянные. Иногда даже на дому подрабатывала со свадебными причёсками. Средняя жизнь. Жаловаться на неё не было смысла. Пусть денег не хватало, чтоб взять ипотеку и обзавестись своим жильём, что говорить, даже на юг поехать так ни разу и не получилось, но я не отчаивалась. Я действительно старалась. Есть же поговорка, что выше головы не прыгнуть. Я прыгала, а в какой-то момент устала прыгать. Начинать что-то с начала было страшно и не было смысла. Я так долго добивалась хоть какой-то стабильности, что вновь бросаться в пучину жизненных штормов не было никакого желания.

Тридцать два года. Это много или мало? Наверное, все зависит от человека. Например, Света в тридцать два родила Нику. Вот о чём, а о втором ребёнке я не задумывалась. Для этого надо искать мужчину. Нужны отношения. Я же уже привыкла жить одна. Тут же придётся подстраиваться под жизнь другого человека. Верить ему. Я невольно вздрогнула. Не хочу такого. Только зачем же вяжу талисман? Наверное, чтоб успокоить себя. Я сделала, что было в моих силах. Не плыла по течению. Попыталась что-то изменить. Пусть и таким глупым образом.

— Что делаешь? — в комнату зашёл Серёжа. Сел рядом со мной на диван.

— Ничего. Телевизор смотрю. Ты уроки сделал?

— Алгебра осталась. Перерыв, — лениво ответил Сережа. — Слушай, в выходные получится на «Форсаж» сходить в кино?

— Мы же первое сентября уже свой лимит на прогулки исчерпали, — напомнила я. Тогда он уговорил меня в кафе посидеть и в кино затащил.

— Я только спросил. Нет так нет. Вопрос снят.

— Как в школе?

— Нормально. Математичка только три шкуры рвёт. Вот раньше Инга Львовна была. Она хорошо все объясняла. Понятно. А эта недоразумение только требует. Такое ощущение, что мы все должны знать.

×