Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Свет в тумане (СИ) - Иорданская Дарья Алексеевна - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Дарья Иорданская Свет в тумане

1

Amantes amentes

Влюбленные безумны

- У тебя ужасающий вкус, - объявила Мэб, перебрав музыкальные диски, педантично уложенные в коробку. - Йоджина Йерру? Серьезно? Тебе нравятся эти странные завывания?

- Я люблю этническую музыку, если ты об этом, - хмыкнул Реджинальд.

- И чем, скажи, плох старый добрый джаз?

- Да ты, оказывается, зануда! - обрадовался Реджинальд.

Уже два дня как они покинули Абартон и ехали на юго-запад, к побережью. Море еще не ощущалось, было все еще далеким, но в то же время словно что-то висело в воздухе, что-то неуловимо менялось. Деревеньки попадались все реже, а мотели и автозаправки — все чаще. Вчера потребовалось три таких миновать, прежде чем они сумели найти свободный номер.

На расстоянии от Абартона тревога наконец немного отступила. Университет остался позади, вместе со всеми проблемами, со всеми незаконченными делами. Ощущение незавершенности никуда не делось, но с ним едва ли можно было что-то поделать. Официально, о чем даже был выпущен специальный бюллетень, найденный поутру в почтовом ящике, предварительное расследование было завершено. Пожар признан трагической случайностью и следствием неисправной проводки; смерть Лили даже не упоминалась, ей полиция должна была заниматься тихо, не привлекая внимания. Если вообще заниматься. Как и пугающими амулетами. Разорение музея благополучно замяли, в чем Мэб и не сомневалась. От Кэрью ни в чем нет толку. В завершении бюллетеня повторялось распоряжение: по возможности покинуть Абартон и не мешать конфиденциальному расследованию. Мэб не сомневалась, что есть целый список людей, которых это распоряжение не касается, равно как и тех, кто его проигнорирует. Но она уехала. По многим причинам. Пока они обо всем этом не заговаривали, стараясь наслаждаться поездкой. Еще они не строили планы. Осень виделась чем-то далеким и отнюдь не неизбежным, а чувство свободы от чар все еще слегка пьянило.

Впрочем, в багажнике лежал чемоданчик, в который Реджинальд сложил все свои записи о Грёзах, да и Хап-он-Дью был выбран не случайно.

- У меня такое чувство, - Мэб тронула кольцо, рассыпавшее искры по ее пальцам. - Странное. Кажется, ничего уже не будет прежним. В Абартоне, я имею в виду. Я решила отказаться от кураторской должности. Не хочу больше заниматься музеем.

- Сбегаешь?

Мэб пожала плечами.

Из-за него погибла Лили. И из-за Мэб, но «отказываться» от себя она была не готова. Просто держаться подальше от артефактов и надеяться, что те неведомые убийцы нашли, что искали, или, во всяком случае, оставили попытки. В то, что кто-нибудь сможет поймать их, верилось с трудом, и это злило. Мэб вытащила из коробки диск наугад, в конце концов, учитывая вкус Реджинальда, выбирать не из чего, вставила его в проигрыватель и закрыла глаза.

Постыдное бегство из Абартона смущало ее, давило. Мэб напоминала себе, что всего лишь профессор истории, что не в силах что-либо исправить, что убийц должны ловить полицейские, а поджигателей — в неисправную проводку на фоне прочих неприятностей верилось мало — следователи из пожарной охраны. И тех, и других в Абартоне будет с лихвой хватать этим летом. И все же, совесть все это успокаивало мало. Как и Реджинальда, очевидно. В противном случае он выбрал бы другое место отдыха.

- Что хорошего на Хап-он-Дью? - спросила Мэб, когда вечером они расположились на ужин в маленьком ресторанчике в городке, получившем этот статус по капризу кого-то из королей века позапрошлого. Людей здесь было еще меньше, чем в окрестностях Абартона, но обед подавали вполне сносный. Уже завтра они окажутся на побережье.

- Никогда не бывала там? — Реджинальд разломил булочку пополам и принялся методично намазывать маслом. - Хотя, о чем я? Знать туда наведывается редко. Маяк, руины баронского замка, очень живописные. Один из старейших в Роанате некрополей. Некоторые могилы датируют Х веком. Отдельно - «колдунское кладбище». Прекрасные пляжи.

- И могила Грюнара.

- И это тоже, - согласился Реджинальд. - Даже не могила, целый мавзолей. Говорят, и Уорст похоронен где-то на острове, но его могила до сих пор не обнаружена.

- И зачем мы туда едем?

Реджинальд по-кошачьи сощурился.

- Пляжи? Устрицы?

- Терпеть не могу устриц, - фыркнула Мэб.

- Тогда крабы, - улыбнулся Реджинальд.

К разговору они вернулись ночью, после того как сумели наконец-то устроиться на неудобной постели в гостинице. Было прохладно, и так приятно было лежать в обнимку, вслушиваясь в дыхание друг друга и в шелест деревьев в саду.

- У меня осталась масса вопросов, - Реджинальд провел по плечу Мэб кончиками пальцев, точно выписал какой-то вензель. Или формулу, с него ведь станется. - Почему именно Грёзы? Скандал с моим и твоим участием можно было и проще учинить. И почему зелье сработало не так, как пишут в хрониках. Выдохлось?

Мэб негромко хмыкнула.

- Ну, положим, в хрониках многое оказывается «не так». Я на последнем курсе писала о сидонской охоте на ведьм, так и не смогла увязать версии Сидоньи, Роанаты и Вандомэ в одну. А Большое Сылуньское восстание? Там у каждого губернатора своя версия!

Реджинальд покачал головой на это и ничего не ответил. Теперь те же вопросы вертелись в голове у Мэб. Почему? Почему? Можно подумать, ей собственных тревог было мало!

В середине дня впереди наконец показалось море. Мэб давно не выбиралась на побережье, и теперь с наслаждением вдыхала свежий, солью пахнущий воздух и почти физически ощущала брызги морской воды на коже.

Стрэнвилл был полон туристов, и ехать через город пришлось медленно, то и дело притормаживая, чтобы пропустить праздных пешеходов. Стрэнвилл едва ли представлял интерес, сюда даже театры на гастроли не выбирались, но зато пансионаты и гостиницы были дешевы. Те же, кто был побогаче и предпочитал пляжи почище, отправлялись паромом до Хап-он-Дью. Желающих было много, и к паромной пристани вытянулась очередь. Не помогли даже купленные заранее практичным Реджинальдом билеты. По всему выходило, что на паром они попадут только через несколько часов, а на острове окажутся уже в сумерках.

- Увидишь горящий маяк, - подбодрил Реджинальд. - Завораживающее зрелище.

Заплатив за парковку, он вытащил Мэб из машины.

- Идем. Здесь не так уж тоскливо, поверь.

С этим можно было поспорить. Стрэнвилл был типичным портовым городом, утратившим свое значение, а с ним вместе и смысл существования. Дома с конца XVIII века не перестраивались. Целые кварталы пакгаузов в северной части города ломать не стали, но и переделать во что-то толком не сумели. Здесь располагались дешевые гостиницы, столовые и магазинчики, торгующие местными сувенирами: «мерцающими дублонами» Золотой земли. К ним прилагалась непременная байка о блуждающем острове, который раз в сто лет оказывается у самого берега. Дублоны были новенькие, блестящие, и можно было предположить, что это знаменательное событие произошло буквально вчера. Не удержавшись, Мэб купила себе такую монетку, сунула в карман широких летних брюк и то и дело вертела в пальцах, стирая дешевую, как и вся эта история, позолоту.

Хотя с развлечениями в Стрэнвилле все обстояло более чем посредственно, Мэб вполне оценила магазины. Те, что не наживались на туристах, продавая втридорога нелепые дешевые сувениры, предлагали недурные местные деликатесы: вяленую треску и мягкую крабовую пасту. И конечно, моллюсков. Они были повсюду на побережье, и в Стрэнвилле их то и дело пытались назвать то мидиями, то устрицами. Тогда они, конечно, стоили дороже.

Но наибольшее впечатление на Мэб произвели местные книжные лавки. Все до единой темные и старые, они просто ломились от подлинных сокровищ.

- С полвека тому назад тут были четыре издательства и шесть типографий, - Реджинальд машинально пролистал потрепанный томик стихов. - Все с королевским патентом. Со временем их число стало сокращаться, а качество падать…

×