Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Всей мощью огненных залпов
(Документальная повесть) - Лапов Николай Иванович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Николай Лапов

Борис Федоров

ВСЕЙ МОЩЬЮ ОГНЕННЫХ ЗАЛПОВ

Документальная повесть

ПРЕДИСЛОВИЕ

Прообраз нынешних ракетных войск — гвардейские минометные части играли важную роль на полях сражений в ходе Великой Отечественной войны в обеспечении разгрома немецко-фашистских захватчиков.

Начало созданию гвардейских минометных частей положила в 1941 году первая батарея, которой командовал капитан И. А. Флеров и первый залп которой прогремел под Оршей в июле того же года.

В ходе войны эти части бурно развивались и совершенствовались. К 1 декабря сорок первого года в действующей армии было уже 8 полков и 42 отдельных дивизиона гвардейских минометов. А к концу войны в боях участвовало 38 отдельных дивизионов, 114 полков, 11 бригад и 7 дивизий реактивной артиллерии, на вооружении которых находились реактивные системы М-8, М-13, М-30 и М-31 калибра 82, 132 и 300 мм соответственно.

На вооружении немецко-фашистской армии также находились многоствольные реактивные установки, но с более низкими, чем советские, тактико-техническими данными. Масштабы их применения были ограничены.

В книге описаны отдельные эпизоды из боевой жизни 303-го гвардейского минометного полка, сформированного по приказу Ставки Верховного Главнокомандования в конце 1942 года. Являясь участниками боевых действий этого полка, авторы, по мере своих сил, на основе архивных материалов Министерства обороны СССР и личных наблюдений старались показать героизм, смелость, самоотверженность, находчивость и другие качества, которые были проявлены на полях сражений воинами полка.

Полк прошел славный боевой путь от первых боев на среднем течении Дона до взятия Берлина, участвовал в боях за освобождение городов: Богучар, Старобельск, Барвенково, Лозовая, Павлоград, Ново-Московск, Красноармейск, Харьков, Марефа, Чугуев, Чертково, Миллерово, Верхнеднепровск, Кировоград, Ковель, Люблин, Лодзь, Познань, принимал участие в штурме Берлина. За мужество и героизм, проявленные в боях за свободу и независимость нашей Родины, полк был награжден орденами Красного Знамени, Кутузова III степени, Александра Невского. Ему было присвоено наименование Лодзинско-Бранденбургского.

На вооружении полка находились системы М-13[1], которые наравне с другими системами долгое время считались секретными и потому ни при каких обстоятельствах не должны были попасть в руки врага.

Полк состоял из 427, 426 и 335-го дивизионов, именовавшихся отдельными гвардейскими минометными. Каждый имел все необходимые службы снабжения: артиллерийскую, продовольственную, вещевую, финансовую и другие. При формировании полка исходили из возможности автономного использования дивизионов в отрыве от полка, осуществляющего в этом случае оперативное руководство их действиями.

В книге вместо указанных номеров дивизионов применены для краткости условные наименования: 1, 2 и 3-й дивизионы соответственно.

Авторы

Глава первая

НАЧАЛО

Из журнала боевых действий

«303-й гвардейский минометный полк реактивных систем был сформирован в октябре-ноябре 1942 года и прибыл на Воронежский фронт 13 декабря.

Участвовал в прорыве немецкой обороны в районе среднего течения Дона и освобождении городов Богучар, Чертково, Миллерово, Старобельск, Барвенково, Лозовая, Павлоград, Ново-Московск и Красноармейск».

1

Воинский эшелон загнали в тупик станции Калач поздним вечером. Времени на разгрузку отводилось мало, и командир полка майор Бежалов, идя вдоль вагонов, внимательно наблюдал за тем, как бойцы освобождают от креплений стоявшие на платформах машины, а водители заливают в радиаторы нагретую в теплушках воду.

Следом за майором, то и дело останавливаясь и давая указания бойцам, шел комендант станции — молодой, стройный старший лейтенант.

Бежалов, понимая, что задерживаться с разгрузкой он не имеет права, так как эта площадка нужна другим эшелонам, большое количество которых он видел на подходе к станции, все же был недоволен излишней суетливостью коменданта. За время своей свыше чем двадцатилетней службы в армии Бежалов многое повидал и многому научился. Он хорошо знал, что успех в учебе, а тем более в бою, сам собой не приходит, для этого нужно затратить немало труда. Конечно, два месяца, отведенные полку на формирование и учебу, — крайне короткий срок, но Бежалов был рад, что и за этот период удалось подготовить полк к предстоящим боям и, самое главное, отладить его, как единый боевой механизм. Сейчас, видя, как дружно работают расчеты установок, он, хотя и сам поторапливал командиров дивизионов, был доволен ходом разгрузки. Подойдя к своей машине, только что сошедшей на площадку, он, прежде чем отправиться в штаб 1-й гвардейской армии, в состав которой вливался полк, еще раз окинул взглядом эшелон. С удовлетворением отметил майор, что почти одновременно начали съезжать боевые и транспортные машины, выстраиваясь в походную колонну.

2

Верхний Мамон, где сосредоточился полк, растянулся длинной улицей по левому берегу Дона. Белые хаты-мазанки, опоясанные плетнями, стояли вдоль дороги, разделяющей село на две части. Близость фронта накладывала на жизнь села свой отпечаток: улица была заполнена двигавшейся к фронту пехотой, машинами, орудиями, танками.

В центре села, в специально оборудованном под штаб полка грузовике, собрались командир полка майор Бежалов, начальник политотдела батальонный комиссар Васильев, начальник штаба майор Стадник и только что прибывшие по вызову командиры дивизионов капитаны Забродин, Зиппер и Шматько.

В машине, несмотря на мороз, было тепло, в железной печурке весело потрескивали дрова, в углу лежала добрая охапка поленьев, припасенных писарем штаба на ночь.

Бежалов в защитной гимнастерке, перетянутый ремнем с портупеей, стоял возле стола, прикрепленного к полу кузова, разговаривал по телефону и посматривал на развернутую карту. «Есть, ясно!» — ответил он наконец. Положил трубку на аппарат и, обращаясь ко всем сидящим за столом, сказал:

— Командующий артиллерией звонил.

Опустился на единственный стул и оглядел сидящих на скамейках у стола командиров. Все они были намного моложе Бежалова, только Васильеву и Стаднику перевалило за тридцать, а остальным не было и двадцати пяти лет. Из всех командиров дивизионов Бежалов особенно выделял капитана Зиппера. Цыган по национальности, он нрав имел веселый и общительный, был упорным и смекалистым. Капитан после окончания военного училища командовал взводом и батареей. Дважды был ранен, один раз тяжело. Зиппера никогда не покидало чувство юмора. Рядом с ним верилось, что даже самое сложное дело можно выполнить легко и просто.

Капитан Забродин во многом отличался по своему характеру от капитана Зиппера. Кадровый военный, он хорошо знал штабную работу, отличался высокой культурой. Забродин был из тех, о ком говорят, что прежде чем что-то сделать, они семь раз отмерят. На него можно было положиться. Все его действия отличали глубокая продуманность, четкость и природная смекалка.

Командир 3-го дивизиона капитан Шматько в прошлом был армейским политработником. После окончания военно-политического училища его направили в артиллерийский полк. Шматько нравилось работать с бойцами. Молодой замполит батареи отдавал все силы воспитанию воинов в духе высокого патриотизма, беззаветного служения Родине. Вскоре батарея, в которой он служил, стала передовой в полку, а за боевые стрельбы в предвоенный год получила оценку «отлично». Там, на стрельбах, он впервые почувствовал свое призвание стать командиром-артиллеристом.

×