Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Умиротворение (ЛП) - Эшли Кристен - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Кристен Эшли «Умиротворение»

Серия «Бург#2»

Переведено для группы Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ

Переводчик Костина Светлана

Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Когда-то Вайолет Винтерс и её дочери были счастливы. Но всё закончилось, когда лейтенант Тим Винтерс был убит сумасшедшим преступником.

Год спустя, холодной зимней ночью вдове полицейского, Вайолет, приходится покинуть теплую постель, чтобы попросить соседа сделать музыку потише.

Тогда-то она и встречает мрачного, покрытого шрамами, пугающе привлекательного специалиста по безопасности Джо Кэллахана.

Она не хочет признавать, что не в силах подавить сильное желание, которое испытывает к Джо, поэтому сдается снова и снова. Чувствуя то же самое, Джо подпитывает желание Вай и нарушает собственные правила, только чтобы удержать её в своей постели.

И хотя в жизни Вай был только один мужчина, она уверена, что Джо подаёт ей сигналы, и решает, что готова к новой жизни и, возможно, любви.

Но Вайолет не знает тёмных тайн из прошлого Джо, тайн настолько мучительных, что они иссушили его до дна. Ему нечего дать другому человеку, поэтому Джо настроен жить в одиночестве.

Но убийца мужа Вайолет одержим ею, и горе снова приходит к порогу девочек Винтерс. Когда это случается, Джо вынужден признать, что не может сопротивляться совместному притяжению Вайолет и её дочерей, они завладели его мыслями и наполнили его жизнь бурей эмоций.

Джо нужно снова завоевать их и рискнуть жизнью, чтобы уберечь Вайолет.

Но вынесет ли Вайолет, однажды уже испытавшая подобное горе, потерю Джо?

Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения,

предназначена для 18+

1.

Мой сосед

Я пялилась в темный потолок и слушала Акселя Роуза, требующего, чтобы его отвезли в Парадиз-Сити.

Песня была славной, как и предшествующие песни «ЭйСи/ДиСи», «Пойзон», Уайтснек» и «Рэт», но сейчас эта песня не казалась мне милой…

Я повернулась, посмотреть на будильник на тумбочке…

Три тридцать три утра.

Вечеринка началась в двенадцать двадцать две. Меня это устраивало, учитывая, что была пятница. Я подумала, что в нашем районе все закончится в час тридцать, может, в два. Я также подумала, что, если вечеринка затянется, Колтон пойдет и поговорит с соседями. Алекс Колтон был моим соседом, он жил через дорогу в доме. У него и его девушки, Фебрари Оуэнс родился ребенок, Алекс был копом. Я не могла себе представить, что он будет мириться с ностальгией в стиле хард-рока 80-х годов почти до четырех утра, не с маленьким ребенком, которому нужно спать в определенное время по графику (вернее, сейчас с отсутствием этого графика).

Но музыка не прекращалась.

Мои соседи были тихими или, по крайней мере, так было в течение четырех месяцев, когда Кейт, Кира и я поселились здесь, в этом районе. Сейчас был февраль. Кто устраивает громкие, затянувшиеся вечеринки в тихом районе в феврале?

По крайней мере, Кейт и Кира остались на ночь у друзей. Если бы они были дома, я бы солько времени не терпела бы этот грохот.

И, в данную минуту мое терпение окончательно закончилось…

Я посмотрела на часы…

Три тридцать четыре утра.

Я откинула одеяло и прошлепала в ванную, сорвав старый фланелевый халат Тима с крючка на двери. Этот халат ему купила мама. Он был у Тима еще до того, как мы поженились. Теперь он стал мягким, как плюш, потертым, но не изношенным, и все еще очень теплым.

Накинув халат, я вышла из комнаты, прошла через кабинет свободной планировки в гостиную, которая вела в столовую, а затем на кухню. Подошла к боковой двери на кухне, где на полу валялась куча обуви.

Кейт и Кира быстро вытянулись. Сейчас они обе были со мной одного роста, даже Кира, хотя ей было всего четырнадцать, и у всех нас был одинаковый размер обуви. Я вытащила теплые розовые резиновые сапоги Киры с рисунком из больших маргариток и натянула их поверх толстых носков, которые защищали от холода ночью. По ночам я отключала отопление, с целью экономии на платежах за коммунальные услуги. Деньги не текли рекой, а, чтобы вырастить двух девочек-подростков, деньги являлись важной вещью. С другой стороны, деньги были важны всегда, даже не имея двух девочек-подростков, хотя я почти не могла вспомнить то время, когда у меня не было детей. В один день я была еще ребенком, а на следующий — я стала женой и матерью.

Ни разу не пожалев об этом, ни одного дня, ни одного года, ни трех месяцев, ни трех недель, ни даже два дня назад. Я тогда не жалела об этом, как и сейчас, но наша жизнь, черт возьми, изменилась.

Я отключила сигнализацию, отперла боковую дверь, шагнула в ночь и остановилась как вкопанная.

Я понятия не имела, откуда доносилась музыка, но совсем не ожидала, что она может грохотать у моего соседа. Потому что, кем бы он не был, его никогда не было дома. За четыре месяца, что мы здесь жили, я несколько раз видела на подъездной дорожке у его дома блестящий черный пикап форд новой модели. Однажды я видела свет у него в доме. Кроме этого, больше ничего.

Но теперь его дом был освещен, как маяк, музыка звучала намного громче, пока я стояла у своей двери на улице. Музыка звучала так громко, что удивительно, как окна до сих пор не треснули от этого грохота.

Но на подъездной дорожке перед его домом не было блестящего черного пикапа форд новой модели. Вместо него, яркий, как день, из-за света, лившегося из дома, стояла новая модель блестящего, красного порше.

Все это меня удивило. За четыре месяца из соседского дома не доносилось ни слова, ни звука, а теперь он был освещен, громко ревела музыка, и на подъездной дорожке стояла машина не американского производства. Насколько я знала, единственной у нас в квартале среди моих соседей водила не «американку», только Фебрари, у нее был кабриолет «Битл». Все остальные, включая меня, предпочитали машины американского производства.

И насколько я знала, никто в нашем районе не мог позволить себе порше.

И прожив здесь совсем недолго, я хорошо знала своих соседей, потому что это был маленький городок в штате Индиана. Через неделю, после того, как мы сюда переехали, мы познакомились со всеми соседями. Они приходили к нам с пирожками, печеньем и запеканками. Нас пригласили на рождественские вечеринки. Мы махали и здоровались, и прощались, останавливались поболтать, если разгребали дорожки от снега или садились в машины, чтобы отправиться по делам или возвращались домой. Мы болтали, когда сталкивались в продуктовом магазине, на почте, в ресторане Фрэнка или на школьном баскетбольном матче. Кейт, Кира и я прожили здесь четыре месяца, а казалось, что мы прожили здесь уже четырнадцать лет.

Но я не встречала своих соседей с блестящим пикапом фордом, которые жили рядом со мной, и не знала их, потому что соседей никогда не было дома.

Теперь, кем бы они ни были, я собиралась с ними познакомиться.

Поэтому потопала по снегу, слыша, как он хрустит под ногами даже сквозь музыку. Подморозило, но я ничего не чувствовала, потому что была слишком зла. Завтра у меня предстоял рабочий день, в восемь утра я должна была быть в магазине для садоводов, а до восьми оставалось уже всего несколько часов. Меня разбудила песня «ЭйСи/ДиСи» «Адские колокола», и с тех пор я ворочалась на кровати, вертясь и кипя от злости. И сейчас моя кровь тоже кипела от злости, и мне нужно было позаботиться, чтобы перед дверью своих соседей не растерять остатки самоконтроля. К сожалению, у меня был вспыльчивый характер. Я могла вспылить, но не часто, но когда доходила до точки кипения, то могла вспылить так, что мало не покажется.

×