Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Камень. Книга 3 (СИ) - Минин Станислав - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Станислав Минин

Камень

Книга третья

Глава 1

— Михалыч, ты же говорил, что с пацаном всё будет в порядке? — злой Белобородов буквально зажал слегка бледного Лебедева в угол гостиной палаты Алексея, а Император с Цесаревичем всем своим видом демонстрировали солидарность с воспитателем Алексея по заданному вопросу.

Один лишь Пафнутьев оставался невозмутимым.

Палатой это помещение, вернее комплекс помещений в отдельном «Императорском» крыле Кремлёвской больницы, можно было назвать лишь с большой натяжкой — в прихожей располагался пост охраны Дворцовой полиции, её сотрудники находились как в самой прихожей, как и снаружи, из прихожей медицинский персонал и посетители попадали в роскошную гостиную со всеми её атрибутами, наличествовал даже отдельный рабочий стол и бар. Из гостиной вели две двери — одна в не менее роскошную спальню, а вторая в самый настоящий, оборудованный по последнему слову техники, процедурный кабинет, чтоб, значит, Романовы не утруждали себя беготней по разным кабинетам для прохождения лечения. В углу «процедурки» стояли пара диванов со столиком для отдыха дежурящего медицинского персонала. Последней комнатой — палатой интенсивной терапии — пользовались крайне редко. И сегодня, как раз, был именно такой случай — после безуспешных попыток врачей и непонятного сотрудника Тайной канцелярии привести в сознание привезённого на скорой помощи молодого человека в камуфляже, его, по личному распоряжению Императора, поместили именно в эту палату. Все усилия медиков не увенчались успехом, и, спустя какое-то время, юноша впал в кому. Словам всё того же сотрудника Тайной канцелярии, что молодой человек переусердствовал с активной мозговой деятельностью, врачи поверили не сразу — это в камуфляже-то? Да и до сессии ещё далековато… Но быстро сделанные исследования эту версию практически полностью подтверждали — никаких травм, гематом и патологий обнаружено не было, а складывалось полное впечатление, что в мозгу молодого человека просто сработала естественная защита от перегрузок, погрузив того в кому. Приехавшим вскоре Императору и Цесаревичу врачи честно не дали стопроцентной гарантии на восстановление в полном объёме всех функций мозга после выхода молодого человека из комы — человеческий мозг для существующей медицины до сих пор так и оставался загадкой, но клятвенное обещание сделать всё от них зависящее медики Романовым дали, а уж когда Император раскрыл им личность юноши…

— Всякое бывает… — твёрдо ответил Лебедев. — Всё будет хорошо. Я за годы службы на всякое насмотрелся, молодые бойцы по неопытности и в кому впадали дня на три-четыре максимум. И с Его Императорским высочеством будет всё в порядке, я же при вас всех его глянул. — он посмотрел на Императора. — Государь, перестарался Алексей Александрович! Всё с запасом делал, на грани возможностей! Вот и… — он поник. — Моя вина…

— Так, Владислав… — Николай смотрел на колдуна исподлобья. — Найду вину — ответишь. А пока мой внук не очнётся, ты остаёшься при нём и будешь следить за его состоянием… На своём уровне, естественно. С врачами свои действия согласуешь, заодно и поможешь им… чем умеешь. Покои в твоём полном распоряжении. — Николай огляделся по сторонам и остановил свой взгляд на сыне. — Докладывать о состоянии Алексея будешь Александру.

— Будет исполнено, Государь! — воспрянул Лебедев.

— Всё, мы с Александром пошли. Прохор, — Император глянул на Белобородова, — ты, как я понимаю, тоже при Алексее остаёшься?

— Да, Государь. — кивнул Белобородов. — Государь, надо бы князю Пожарскому сообщить об Алексее… Я сам не стал…

— Точно! — хлопнул себя по ноге Николай. — Спасибо, что напомнил, а то я со всем этим о другом Лешкином деде и запамятовал. Наберу. Не прощаюсь, вечером ещё зайду. — он вышел из гостиной.

Цесаревича, направившегося было за отцом, за локоток придержал Пафнутьев:

— Саша, там моя Леська с Викторией Вяземской к Алексею рвутся… — Прохор подтверждающее кивнул.

— Не возражаю. — кивнул Александр Николаевич чуть подумав. — Может и достучатся… — и он побежал догонять отца.

Дел Романовым сегодня предстояло сделать ещё действительно немало.

* * *

Тревога застала Вяземскую уже на территории базы Корпуса в раздевалке. Инструктаж у полковника Орлова был краток, и подразделение «Волкодав» в полном составе, за исключением отсутствующего сегодня Камня, выдвинулось в Москву. Когда уже сама Вяземская начала инструктаж девушек, раздались возмущённые возгласы с мест по поводу взятия террористами в заложники именно детей, и штаб-ротмистру пришлось резко пресечь возмущение, напомнив своим подчинённым, что они на службе и лишние эмоции могут повлиять на конечный результат операции. Девушки притихли, и всю оставшуюся дорогу только взволнованно переглядывались. Беспрепятственно преодолев постоянно расширявшееся полицейское оцепление, подразделение подъехало практически к самому забору школы, где их встретили Великий князь Владимир и генерал Орлов, начальник Московской полиции.

— Иван Васильевич, принимай командование. — сказал полковнику Орлову Великий князь. — Это твой профиль. На меня внимания не обращай, я же чистый армеут…

— Есть принять командование, Владимир Николаевич. — кивнул Орлов. — Тогда прошу следовать за мной. — он зашагал к кунгу «Урала», по дороге сделав знак рукой следовать за ним Смолову, Пасеку, Вяземской и какому-то подошедшему мужчине в гражданском. Именно ему полковник и задал свой первый вопрос. — Ротмистр, с полицией свои действия согласовали?

— Да, господин полковник. — кивнул тот. — Опера, и наши, и полиции, уже смешались с толпой, проверяют любопытствующих и окрестные дома на предмет возможных пособников. Вся связь поставлена на контроль, если будет что-то подозрительное — доложусь.

— Добро, ротмистр. Свободен. — жандарм кивнул присутствующим и молча покинул кунг, а полковник повернулся к Великому князю. — Насколько я понимаю, Владимир Николаевич, главная наша задача — спасти как можно больше детей? Эти четверо афганцев идут по остаточному принципу?

— Всё правильно, Ваня. — подтвердил Владимир Николаевич.

— Короче, бойцы… — Орлов повернулся к подчинённым. — Вы всё слышали, сегодня фактически работаем захват детей, они у нас основные цели. Ещё раз напомните подразделению про гранаты. Делайте что хотите, но детей мне вытащите целыми и невредимыми. Мы со Смоловым остаёмся на связи, на месте подразделением командует Пасек. Вяземская со своей группой нацелена только на детей. — все перечисленные кивнули. — Смолов, как предлагаешь нейтрализовать этих четверых?

— Двое работают злодея, третий страхует, остальные, в том числе и группа Ведьмы, выносят детей, заодно прикрывая их собой. Во избежание накладок заранее распределим сектора. Нам бы оперативные данные от наблюдателей, Иван Васильевич?.. — Смолов при этом смотрел не только на полковника, но и на его брата.

— Будут тебе данные от наблюдателей. Тем более, в спортзале огромные окна. А вы что скажете на предложение ротмистра? — полковник посмотрел на Пасека и Вяземскую.

— Полностью согласны. — кивнули те.

— Принимается. — подвёл итог Орлов. — И ещё… Этим афганцам терять уже нечего, в любой момент могут вытворить всё, что угодно. Учитывайте это. Так что разрешаю действовать по обстановке. — полковник опять повернулся к Великому князю, который согласно кивнул. — И помните, что ваша основная цель — живые и невредимые заложники.

Через десять минут подразделение «Волкодав» сменило около спортзала полицейский спецназ, и потянулись томительные минуты ожидания команды «Штурм». Наконец, минут через сорок в динамиках шлемов раздался голос полковника Орлова:

— Внимание! Изменения в плане! Исходите из того, что террористы, как и заложники, на момент штурма будут находиться в заторможенном состоянии и предположительно не будут оказывать никакого сопротивления. Приказываю при штурме не кричать, делать всё молча. Всё остальное без изменений. Команду на штурм даст Камень. Повторяю, команду на штурм даст Камень. Как поняли?

×