Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Худший из миров. Книга 6 (СИ) - Софроний Валерий Иванович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Софроний Валерий Иванович

Худший из миров. Книга 6

Глава первая. В которой наш герой поминки справлял

Дорогой читатель, мудрые умы прошлых веков старались по крупицам собирать жизненные изречения, запоминать эти самые изречения и передавать своим далеким потомка. В ситуации, относящейся к нашему герою одно из подобных изречений можно было применить с особой легкостью. Звучало это изречение следующим образом: «Начали за упокой, а кончили за здравие».

Одинокая фигура самого одиозного злодея «Другого мира» сиротливо и одиноко стояла у развалин некогда приятного во многих отношениях гостиничного комплекса «Бригантина». Здание, как в прочем и террасу неприятели сравняли с землей. То место, что Олег в последнее время уверенно называл своим домом, превратили в руины — гору строительного мусора. Под этим самым мусором сейчас находились оставленные вещи, такая уютная и весьма удобная кровать, приятная во всех отношениях летняя кухня со всей утварью и припасами.

— Нежели богато и не фиг начинать, — негромко себе под нос произнес Командор, осторожно потрогав торчащий из-под завала брус носком сапога.

Дорогой читатель, наверное, на месте Командора любой бы расстроился. Вот только наш герой сильно расстроен не был. Он уже привык к частым потерям и теперь к столь неприятной ситуации отнесся стоически. Эти чертовы топы оторвались от души. От всего поселка камня на камне не осталось и даже чертов пирс, будь он не ладен, в данный момент покоился под спокойными морскими волнами выпирая из воды разрушенными каменными основами. Живых в поселке не было, от слова совсем, как, впрочем, и мертвых. Из всех строений, попавших под великий штурм «Союза светлых сил» уцелела только цитадель «Морских псов».

Впрочем, дорогой читатель, обо всем по порядку. Сейчас наш герой стоял напротив славного города Асмаала и с упоением собирался подорвать метеоритом цитадель «Золотого молота».

— Послушай, Олег, я понимаю, что для тебя эта новость неприятна и не своевременна, — продолжил убеждать Командора Слай, — но Таранкин просил лично пригласить тебя на его панихиду. Он велел передать, что в его завещании упомянуты два человека, ты и его дочь и на оглашении ты непременно должен присутствовать рядом с ней. И если ты сейчас продолжишь эту бойню, то в нашу цитадель ты попадешь только в качестве врага разрушив стены. Олег, я знаю, что Егор был твоим другом, уважь своего погибшего товарища. Для него было важно, что б ты присутствовал при оглашении завещания.

Командор, явно нервничая сжал ладонь с надетой на палец печаткой и опустил руку. Предчувствие его не подвело, послушай он свой внутренний голос и запусти метеорит до прибытия Слая и дело было бы сделано. Клан был бы унижен, а после работы метеорита войну можно было бы прервать по столь важной причине, вот толь ко наш герой промедлил. Олег послушал Виктора и промедлил. А это означало только одно — его маленький акт сурового мщения сорван. Витек стоял рядом, молчаливый и бледный, его гениальная разработка — многоходовый план только что накрылся медным тазом из-за случайности, из-за нелепого фактора, который наш умник просто был не в состоянии учесть. А больше всего долговязого дроу терзала мысль что он сам, своими руками остановил Командора несколько мгновений назад.

— Что будем делать, Командор? — с какими-то нотками обреченности в голосе поинтересовался Виктор.

Олег Евгеньевич колебался. С одной стороны, длань так долго планируемой мести уже была занесена над обреченной клановой крепостью и частью квартала, принадлежавшего «Золотым молотам», а вот на другой чаше весов находилась последняя воля человека, которого Олег безмерно уважал и выполнить эту самую волю можно было только отказавшись от пункта один.

— Послушайте, Командор, — продолжил убеждать Олега Слай, — Егор Таранкин был вашим другом. В какой-то мере он пострадал из-за ваших махинаций. Но он не держал на вас зла до последнего. В последний день его ум был ясен, и он вспоминал о вас с теплом. Егор велел вам передать на словах, что если бы у него была возможность что-то изменить, то он бы не стал этого делать, его жизнь в этом мире до встречи с вами была скучной. Таранкин велел передать, что б вы ни казнили себя, — Слай заглянул в шпаргалку и сверившись с текстом продолжил декларировать, — Егор просил вам напомнить следующее, по словам некого Татарина: «Не стоит обвинять в собственных косяках весь мир. Если твои штаны полны дерьма, это не значит, что вокруг тебя одни уроды. Это, всего-навсего, значит, что ты обосрался. Причём, самостоятельно», — Слай запнулся и убрал подсказку с глаз, — извините, но это цитата.

Олег прекрасно знал эту цитату, он даже знал, когда, где и при каких условиях эта цитата прозвучала в первый раз и в данный момент двое из трех представителей этого самого разговора были мертвы. И теперь не возникало и малейших долей сомнения, Таранкину и в самом деле нужно было, чтоб Олег по какой-то причине присутствовал на оглашении завещания.

— Олег Евгеньевич, вы же понимаете, что, если мы упустим возможность, для нас это будет крахом? — обреченно вмешался в разговор Виктор, — нам больше не дадут провернуть что-нибудь подобное. Да и все те кланы, что встали на нашу сторону в следующий раз мы собрать не сможем.

— Я знаю, — не громко ответил Олег с грустью поглядывая на город, — вот только если я не выполню последнюю волю Тарана, я себе этого никогда простить не смогу. Будь, по-твоему, Слай. Союз «Няшных» повременит с разборками.

После этих слов Витек окончательно помрачнел, а вот темный напротив, слегка расслабился.

— Как на долго затянется вынужденное перемирие? — долговязый дроу просто сверлил тяжелым взглядом кланлидера.

— Четыре дня, начиная с сегодняшнего, — сухо пояснил тихушник, — три дня на сами мероприятия и день на добраться до дому.

Новость Виктору не понравилось, во-первых, срок был очень дурацкий, ладно бы это были три дня, как положено в подобных случаях, или в крайнем случае неделю, как это было объявлено в минувший день великой скорби, но четыре дня…

— Почему такой дурацкий срок? — без лишних политес напрямик поинтересовался Виктор, — где гарантии что он будет соблюден всеми сторонами?

— А моего слова вам недостаточно? — слегка набычился Слай, — послушай, парнишка, военные кланы объявили все официально, все условия «водного перемирия» я вам озвучил, как, впрочем, и результат нарушения этого самого перемирия. Попрощаться с великим героем имеет права каждый в этом мире и прийти в мою цитадель сможет любой при условии, что он будет безоружен.

— Так уж и любой? — с сомнением поинтересовался Виктор.

— На время панихиды все военные кланы будут обеспечивать безопасность, — Слай сделал шаг в сторону Виктора и продолжил говорить, — Кто угодно может прийти в город при условии отсутствия оружия или агрессии в адрес других игроков. Помимо Командора на гражданской панихиде будут присутствовать «Дети ветра», «Огненные», «Стальные лбы» и прочие отмороженные кланы.

— Как мило, — недовольно ответил Виктор и не глядя в сторону тихушника прошел тому куда-то за спину.

Слай еще долго разглагольствовал на тему дружбы и обязательств пытаясь убедить Олега. Сам же опальный лидер молчал, поглядывая пустым отсутствующим взглядом на крепость.

А вот дальше, дорогой читатель, у «няшных котят» приключились довольно неприятные разборки с собранным войском. Бойцы уже были настроены на бойню и физически и морально. В общем, Виктору пришлось потрудиться, разгребая гору претензий и требований. Все более-менее утряслось только к поздней ночи. А дальше воспользовавшись амулетом любовников и монеткой Юма основной костяк «няшных» вернулся в Оран. Настроение у «няшных» упало ниже плинтуса. Сам «великий и ужасный» за весь день не произнес и слова, когда он добрался до своей гостиницы то занял свое любимое место на террасе и уставился в сторону моря продолжая многозначительно молчать. Виктор хмурый, словно туча, сидел за этим же столом внося поправки в своем секретном блокноте. И ровно так же, как и Командор напрочь игнорировал любые вопросы. Остальная же троица в отсутствие четко определенных лидеров просто растерялась. Нет, разумеется, Костя, Аврора и Роман ввели всех местных в курс дела. И даже суетились, занимаясь какими-то бытовыми делами. Аврора несколько часов к ряду пыталась растормошить Командора, рассказывая ему разные истории из собственной жизни. Вот только наш герой по-прежнему не реагировал. Ближе к середине ночи девушка накинула на плечи одиозного лидера теплый плед и отправилась к себе в комнату. За весь бурный день девчонка устала и видимо решила отдохнуть. А наш герой так и остался сидеть за столиком в полном одиночестве, а на утро Командор пропал. Лидер «няшных» просто испарился. Весь следующий день поселок Оран стоял на ушах, все искали «великого и ужасного». Командора искали гнумплены, местные жители, «Морские псы» полным составом и даже представители местной знати. Дорогой читатель, в эту темную ночь пропал не только Командор, вместе с ним в одно и то же время исчез и Блупик. Вот только вся суета происходила вокруг Командора, а отсутствие мелкого леприкона особо никто и не заметил.

×