Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Демон с ошибкой (СИ) - Гаврик Зинаида Владимировна - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Зинаида Гаврик

Демон с ошибкой  

ГЛАВА 1. Кошмарное искушение и погоня

Эх, как хорошо-то.

Открыв глаза, я вдохнула воздух, пахнущий деревом, свежей выпечкой, пчелиным воском и немного сыростью. От души потянулась. Старая кровать приветливо заскрипела пружинами, реагируя на мои движения. На столе уже стояла кружка с молоком, накрытая газетой от любопытных мух. И, главное, окна в избушке не открываются, а эти заразы как-то все равно умудряются залетать вместе с входящими людьми. А может, между рассохшихся досок пролезают. Домик-то старыыый. Впрочем, даже если вспомнить мое далекое прошлое и городскую квартиру… там тоже насекомые умудрялись просачиваться сквозь натянутые сетки. Но это так, лирическое отступление. Здравствуй, новый день.

Я соскочила босыми ногами на крашеный пол и смачно отхлебнула молоко. Не то, чтобы оно входило в число любимых напитков, но обижать гостеприимную хозяйку не хотелось. Анна Яковлевна в свое время приняла меня с распростертыми объятиями и даже ничего не потребовала взамен. Ну а потом я сама, как-то незаметно, начала помогать по хозяйству, взяв на себя львиную долю повседневных забот.

Под окнами уже дежурил Яша, местный ловелас. Он не терял надежды привлечь внимание и даже не подозревал, насколько силен мой иммунитет к красивым людям… впрочем, лучше не думать об этом. Воспоминание больно хлестнуло по хорошему настроению. Вот так, ходит человек, улыбается, а внутри незаживающая рана периодически напоминает о себе…

— Привет, Настя, — Завопил Яков, когда я вышла во двор, грохоча пустыми пока ведрами.

Поленилась с вечера принести воды, а теперь вот тащиться… еще и мимо этого надоеды.

— Здравствуй, — без улыбки кивнула. А вот не заслужил.

— Давай, помогу, — Он побежал рядом, заглядывая мне в лицо, как преданная собачонка.

— Нет.

— Ну чего ты такая неласковая, — Возмутился парень, с досадой вгрызаясь в сорванную соломинку (эта привычка знакома всем сельским жителям). — Из-за того, что приезжая, да?

Я резко повернулась к нему, почувствовав укол страха.

— С чего ты взял?

— Да потому что не похожа на нас, деревенских, сколько не старайся. Вас, горожан, издалека видно. Прибыл тут один сегодня, Прокофьич ему дорогу показывал. Так того хоть в тулуп обряди, а туда же… породу видать.

— Приезжий? — Я выронила ведра, и они с грохотом покатились по склону. — Ты его видел?

— Что? — Яша завис, круглыми глазами глядя на убегающее добро.

У меня не было времени на глупости, пришлось схватить дурака за грудки и заставить сфокусироваться на более настойчивом раздражителе.

— Я. Спрашиваю. Ты. Его. Видел?

— Отпусти, дура, — Он попытался оторвать руки, которые с одеждой прихватили и немного кожи. — Видел. Расфуфыренный, как баба. Патлы до лопаток, тьфу.

— Черные? — У меня начали неметь губы, поэтому Яша переспросил.

— Чего?

— Волосы черные?

— Ага. Как смоль. Так что, прогуляемся, может?

Последняя фраза ушла в пустоту. Меня уже рядом с ним не было, потому что я бежала назад. Что есть мочи. Яшка ругнулся и рванул следом.

— Ведра-то подыми, дурная, упрут же. Куда?

Ворваться в дом, найти сумку, кинуть туда пару самых необходимых вещей… на все про все ушло пять минут. Тренировка — великое дело. Но почему меня не оповестили? Анна Яковлевна специально договорилась с родственницей на местном вокзале… Легкая на помине, женщина, тяжело дыша, ввалилась в избу и запричитала:

— Настенька, девонька, тут он, тот, про которого ты предупреждала… — ее взгляд наткнулся на упакованную сумку. — Девочка моя, не уезжай. Давай тебя в погреб спрячу пока. А явится, так скажу — уехала…

— Нет, простите, — мне было жалко заботливую хозяйку до слез. Я заменила ей дочь… — Вы не знаете, что это за… человек. От него невозможно скрыться. Нигде.

— Но ты навестишь меня? — Она смотрела умоляющими глазами, и язык не повернулся сказать правду.

— Постараюсь, — выдохнула я, целуя ее в щеку. — Спасибо вам за все.

Схватив свои невеликие пожитки, выскочила наружу, где нервничал не посмевший войти в дом Яков. Увидев сумку, он заметно растерялся.

— Ты что… ты… уезжаешь?

Хотелось послать его к дьяволу, но тут мой взгляд упал в начало нашей прямой улицы, заставив метнуться за ближайший угол. Опоздала. Дьявол сам пришел ко мне.

Он шел посередине неровной, засыпанной гравием дороги. Никому не удалось бы сохранить такое достоинство среди огромных кусков камней и жутких колдобин. Никому, кроме него. Ветерок шаловливо играл с черными, невероятно густыми и шелковистыми волосами. Лично мне он всегда напоминал египтянина с фресок, особенно принимая во внимание смуглую, почти бронзовую кожу. Невероятно красивого и… нет, не соблазнительного. Это понятие преступно мелкое и незначительное, неспособное отразить истину. Представьте себе, что все ваши самые тайные, самые грязные, самые развратные мысли, которые вы прячете за сотней замков в темных уголках подсознания, вдруг обретут форму. И эта будет болезненно (именно болезненно) притягательная форма. Ужасно? Пошло? Да. Прекрасно? О, дааа. Если убрать эту уродливую, с моей точки зрения, порнографию, которая лилась из него с каждым вздохом, то остался бы просто красивый парень. Оболочка. Но с дьявольскими намеками в глазах, улыбке, каждом слове, он становился просто убийственным. Для меня. Каким бы невинным занятиям не предавался. Даже сейчас, просто идя, вызывающий наглец будил самое мерзкое в душе. Бесстыдные, гадкие желания, которые лучше держать в узде. А самое страшное — мой кошмар не был человеком.

— Яша, — Я снова схватила парня за грудки и попыталась встряхнуть. — Отсюда можно незаметно выбраться?

— Ты от этого, что ли, прячешься? — Презрительный взгляд в сторону моего преследователя.

Казалось, что деревенский ловелас хотел предложить разобраться с приезжим, но нет. Наверное, оценил широкие плечи и сильные руки, перевитые сухожилиями.

— Да. Быстро, выведи меня отсюда, — Шепотом рявкнула я. — Немедленно.

Как же хотелось пнуть неповоротливого бегемота с соломой вместо мозгов. Изо всех сил под зад, чтобы зашевелился.

— Ну… пошли, — пробубнил, наконец, он. — Тут через огород можно пройти на соседний участок, а с него в лес и до вокзала.

— Показывай дорогу, — Распорядилась я.

Лавируя между грядок, мы быстро оказались возле дощатого забора, через который я с трудом перелезла с неловкой помощью Яши. К счастью, лес здесь был густой, еловый. На земле хвойный ковер с минимумом травы. Я любила ходить за грибами… но хватит об этом. Надеюсь, следующее место окажется не хуже.

— Куда поедешь-то? — Хмуро спросил пыхтящий рядом парень.

— Не знаю пока. Сначала надо выбраться отсюда.

— Чего сложного? — Не понял он. — Думаешь, этот пижон в своих начищенных ботиночках через забор полезет?

— Перемахнет, — проворчала я. — Он паркуром раньше занимался.

— Чем?

— Яша, некогда объяснять. Просто помоги убежать, ладно?

— А может в Шигаево тебя отправить? У меня там дядька живет, в гости буду приезжать… — не отставал навязчивый кавалер. Странно. Влюбился, что ли?

— Нет.

— Почему?

— Если хоть одна живая душа будет знать, где я, то узнает и он.

— Это как? — Недоверчиво уточнил надоедливый Яша.

— Лучше бы тебе оставаться в счастливом неведении, — серьезно отозвалась я. Слишком уж свежи были воспоминания о тех парнях, которые всего лишь имели неосторожность посчитать меня привлекательной.

В детстве я была очаровательной малышкой. Тогда мои волосы еще не потемнели и красиво завивались в локоны. Правда, мама не стремилась сделать из меня фейку, поэтому смешно собирала их в хвостик над самым лбом. Беззаботное время. Игры, друзья, песочница у дома… Именно в этой песочнице зародилась невинная поначалу история.