Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Юджина. Девять жизней (СИ) - Сотер Таис - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Сотер Таис

Юджина. Девять жизней

Пролог

В таверне сегодня было особо много людей. В небольшой пограничный городок в Туро приехал известный сказитель, Малькольм Тариш, уже совсем старый, но все еще не забросивший странствовать по свету. Его легенды и байки, самые невероятные и фантастические, слушали, открыв рот, не только дети и наивные отроки, но и взрослые, умудренные годами и опытом. И даже заезжий маг, решившийся было уйти при появлении сказителя, не только остался сидеть, но и подсел ближе, внимательно слушая, что тот говорит.

— … Я рассказал вам о созданиях ночи, о тех, кто таится во тьме. Поведал о прекрасных, и столь же опасных морских жителях — сиренах и русалках. О духах воздуха и огня, о тварях, что прячутся под землей и в горах, и тех, кто вернулся с того света. Но есть те, кто живут среди нас, и отличить которых не так-то просто. Существа, которых легко принять за людей, обладающих плотью, и кто-то даже говорит, бессмертной душой. Не знаю, так ли это или нет, но то, что любой из ваших добрых соседей может оказаться двоесущным, чистейшая правда!

Известно мне, что разные концы света поделены между четырьмя кланами двоесущных. Запад принадлежит вервольфам, созданиям, подчиняющимся велению луны. Они свирепы и злы, и встретить такого в лесу в полнолуние — верная смерть. Есть у вервольфов слабости, это так — но убейте одного волка, и вскоре за вами придет вся стая!

На востоке живут кицунэ — многохвостые лисы, коварные соблазнительницы и подлые развратники. Лучшим развлечением кицуне считают похищение сердец у юных дев и невинных отроков. Так они поддерживают свою красоту и молодость. Силой и мощью кицунэ сильно уступают вервольфам, но зато им подвластна волшба.

На севере, в глухих местах, можно наткнуться на бьорна-медведя, и да поможет вам бог, если он будет не в духе! Победить голой силой бьорна нельзя, и даже маги предпочитают не выходить против них в бой. Но северяне говорят, что если заслужить верность и преданность бьорна, то станет он хранителем и защитником того поселения, рядом с которым поселиться.

Под выцветшим же небом жаркого юга живут люди-змеи, наги. В отличие от других двоесущных, они не с рождения обладают двумя ипостасями. Наги рождаются обычными змеями, и те из них, что доживают до века, обретают разум, и только затем уже — способность превращаться в людей. Наги живут тысячи лет, и самые старые из них, говорят, владеют тайнами, способными уничтожить весь мир…

Вот, что узнал я о двоесущных, побродив по миру, и клянусь вам, что удавалось мне встречать некоторых из них! Выжил я лишь потому, что были они пленены доблестными магами, и ограждены стальными прутьями. А иначе пришлось бы мне расстаться со своей бренной жизнью, или же потерять свою душу, очаровавшись магией кицунэ или речами нагов!

Но довелось мне прочесть в одной древней книге, что есть в мире еще один клан двоедушных, малочисленный и слабый, но почитаемый и охраняемый другими двоесущными. Более того, были народы, которые поклонялись им как богам! Люди-кошки, бастет. Они взяли от вервольфов ловкость, но не силу, а от кицунэ способность очаровывать людей, хоть и не магию. С бьорнами их роднит благожелательность к людям, правда, заслужить верность бастет практически невозможно. Похожи бастет и на нагов — своей мудростью и коварством. Только вместо почти вечного существования нагов бастет обладают девятью жизнями. Убей бастет — и она переродится вновь, в другом теле, но с тем же обликом. И может быть, и не вспомнит тебя бастет, вот только ты скорее всего будешь уже все равно мертв, будь ты хоть могущественным магом или великим правителем. Так как тот, кто обидит двоесущную кошку, потеряет удачу, а потомки его будут прокляты…

Верить мне или нет, решать вам. Но довелось мне пару лет назад встретить в северных землях совсем еще юную красотку, как будто списанную с картины великого мастера Тоэта, жившего пять сотен лет назад… Изображена на той картине была графиня Элоиз Кацио, известная тем, что именно из-за нее развязали столетнюю войну в Виленси. Можете считать это совпадением, вот только были у той молодой северянки такие глаза, которые у обычной девицы быть и не могут. Клянусь — будь она постарше, а я помоложе, то и я сам был бы готов ради нее воевать! А я ведь известный трус. Смеетесь? Не жалко вам старого Малькольма, влюбившегося на старость лет!

Много еще рассказывал Тариш, и лишь глубоко за полночь поднялся к себе, ощущая, как приятно оттягивает карман мешочек с монетами. У дверей его комнаты его ждал маг. Магов Малькольм не боялся, но уважение к ним испытывал. Тем более что этот был не из простых. Это было понятно даже исходя из того, как он разговаривал — в полной уверенности, что его послушаются.

— Расскажи, где именно ты видел ту северянку.

— Так разве я упомню, что было пару лет назад? — почесал лысеющую голову бард, избегая взгляда мага.

— А говорят, Малькольм Тариш запоминает все, что когда-нибудь видел и слышал.

Сказитель усмехнулся, но улыбка тут же сползла с его лица, стоило ему взглянуть на мага. Недобрый был у того какой-то взгляд.

— В Лазване видел я ее. Годков ей тогда семнадцать было, может чуть больше. Но если ты поклонник мастера Тоэта, и хочешь взглянуть на копию легендарной графини, то скорее всего, уже опоздал. Женщины тех земель рано выходят замуж, и у той девицы уже наверняка есть несколько детей, и встретит тебя не юная красавица, а располневшая и подурневшая от тяжелой жизни матрона. Или ты на самом деле веришь, что не обычную женщину я встретил, а бастет?

— А это уже не твое дело. Еще один вопрос. Многим ли ты рассказывал про двоесущных кошек?

Тариш не дожил бы до своих лет, если бы не знал, когда можно увильнуть от ответа, а когда стоит быть честным. Сейчас был явно второй вариант.

— Рассказывал, может быть, и многим, да вот никто ко мне не подходил и не спрашивал, где живет та девица.

Маг прищурил темные глаза, и довольно улыбнулся.

— Хорошо. Не дело это, чтобы бардам рот затыкать, поэтому просить тебя молчать о… твоих выдумках о бастет я не буду. Вот только могу ли я попросить тебя называть не Лазван, если кто спросит, а к примеру, городок чуть подальше? К примеру, Ливенде.

— Название-то похоже. Мог и перепутать, — пробормотал старик, закивав.

Спустя пару минут он уже стоял один в коридоре, сжимая еще один кошель денег — весомую благодарность барду за "понятливость".

Правда, едва ли маг был бы так щедр, если бы узнал, что сказитель кое-что не договорил. Та девушка, двойник графини Элоизы, действительно встретилась ему в Лазване, только была явно приезжей. Не в правилах Малькольма было создавать проблемы тем, кто ему понравился. А то, что у девушки будут с этим магом проблемы, бард не сомневался. У Шиана была не самая лучшая репутация даже среди своих коллег.

Глава 1. В которой Юджи знакомится со странным магом

Черной кошки нет опасней

Для натуры суеверной.

Постаревшим ловеласам

Кошки действуют на нервы…

"Ох уж эта девчонка Доэрти!" — слова, которые Юджи слышала в свой адрес с самого раннего детства. Говорили это обычно с раздражением или осуждением, а иногда с весельем и даже восхищением. В любом случае, Юджина, дочь книжника Питера Доэрти, не считала, что заслужила такого уж пристального внимания со стороны сплетников их городка.

Ребенком она была не слишком красивым — лупоглазым и нескладным, да к тому же с излишне широким ртом и торчащими ушами. Единственное, что было в ней хорошо, так это длинные густые волосы, но и те она заплетала в две смешные тугие косицы, еще больше демонстрируя свою лопоухость. То еще чучело, откровенно говоря. Но при этом она была настолько жизнерадостной и обаятельной, что даже самые злобные соседские мальчишки предпочитали с ней дружить. Тем более что на любую насмешку Юджи отвечала еще более острым словцом, а то и давала такое прозвище, которое не отлипало вовек. Так что папаша Доэрти совсем не волновался за свою единственную дочь — с такой-то бойкостью да приданным приличный жених все равно бы нашелся. А что красоты нет, так с лица же не пить! Правда, что девочка росла шкодливой и озорной, но поняв, что из всех неприятностей и проказ Юджина одна из всей компании умудрялась выходить без какого-либо ущерба за себя, ее родители окончательно перестали беспокоиться за дочь.

×