Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Невеста берсерка (СИ) - Федорова Екатерина - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Невеста берсерка

Екатерина Федорова

ГЛАВА 1

Хааленсваге

Харальд-чужанин лежал рядом, и глядел на Забаву, не отводя глаз.

И смотреть начал, как только укрыл ее покрывалом, а сам улегся рядом. Серебряные глаза полуприкрыты, словно вот-вот задремлет. Только веки все никак не смыкались, и взгляд оставался светлым, страшным. Блеском исходил, как на солнце наточенная кромка ножа…

Но Забаве страшно не было. Только радостно и стыдно, что видит ее неприбранной, с распущенными косами. Ветер в лодку задувал, играл прядями, то и дело бросая их ему в лицо…

Харальд от них не то что не жмурился — даже не морщился. А когда Забава вскинула руку, чтобы прибрать волосы, перехватил и едва заметно вскинул брови. Потом, несильно нажав, сам упрятал ее ладонь под покрывало, наброшенное на Забаву сверху.

И она послушалась. Лежала под его взглядом тихо, поглядывая то на него, то на небо, по которому стаями бежали облака.

Море вздыхало снизу, волны бились в доски. И каждый раз, когда лодка переваливалась через очередной гребень, постукивали широкие незакрепленные половицы, наброшенные на дно…

Может, и права была бабка Маленя, сонно думала Забава, говоря, что долго ей с ним не прожить. И что помереть придется от его руки.

Но лучше уж так, чем век долгий тянуть с кем-то, кто на нее никогда так не посмотрит. А если и глянет, так с укоризной — мол, мало того, что без приданого взял, так еще и другим мужиком тронутую…

Потом море ее все-таки укачало, и Забава уснула.

Тихая, думал Харальд, глядя на девчонку.

И красивая — теперь, когда щеки округлились и ветер с моря окрасил их в цвет неяркой северной зари, это бросалось в глаза.

Он лежал, не шевелясь, глядел на Добаву и неспешно обдумывал все, что произошло.

И не только то, что произошло сегодня.

Дай мне увидеть твоего зверя, сказала тогда, в конце весны, рыжеволосая Эйлин. И повела его в лес. Где он обошелся с ней так, как в конце концов обходился со всеми.

Сказала — и угадала про зверя. Как будто знала.

Просто знала, холодно подумал Харальд. Никаких как будто. Вопрос только — от кого она получила это знание?

Беда в том, что сам он, услышав, как Эйлин болтает про его зверя, решил, что речь идет о его мужском копье. И в лес рабыня его зовет за этим самым делом. Все тогда сошлось — и мольба показать ей зверя, и то, как она к нему ласкалась…

Даже зелье этому не противоречило — все знают, что бабы любят подсовывать пойла, которые считают приворотными.

Он отвлекся, чтобы перехватить тонкое запястье Добавы, потянувшейся к своим волосам. Мягкие светлые пряди, гладившие по лицу, странным образом помогали думать. Так что ей придется потерпеть.

Харальд упрятал ладонь девчонки под покрывало и снова вернулся к своим мыслям.

Не увидь он в глазах Добавы морды зверя, отпечатавшейся на его собственном лице, и сейчас был бы в неведении. Узнать бы еще, почему разглядеть эту морду он смог именно в ее глазах…

Может, рыжей девке тогда, в лесу, тоже удалось увидеть его зверя? Чего она, собственно, и добивалась.

А сам он узнал о своем звере только сейчас.

Кто-то, молча размышлял Харальд, научил Эйлин этим словам. Кто-то дал ей напиток, которым она его опоила. Только Один знает, что там было намешано — и еще тот, кто сварил это зелье.

Кроме того, этот человек знает о звере, жившем в нем, больше него самого. Раз уж оно смогло разбудить его…

И этого знающего нужно найти.

Добава понемногу засыпала под его немигающим взглядом. Харальд вдруг ощутил желание снова разбудить ее. Но решил — не сейчас. Ни к чему распугивать мысли, текущие неторопливой рекой.

Да и девчонку лучше второй раз не заголять на ветру. Еще простынет, потом привяжется промозглый кашель — а девкам, привезенным издалека, в таких случаях не помогает даже топленный жир, добытый из внутренностей медведя…

Харальд снова вернулся к мыслям об Эйлин.

Рыжая девица, привезенная кем-то из похода на английские земли, прожила с ним всю зиму. И ни разу не заикнулась о звере. Но когда он вернулся в конце весны из первого после зимовья похода — сгрузить добычу и провести несколько дней дома — сразу же преподнесла ему зелье.

Выходит, надо искать того, кто побывал у него в поместье, пока его не было. Кейлев должен помнить, кто болтался по Хааленсваге этой весной…

Тут все зависело от имен, которые назовет старый викинг. И от того, сумеет ли он найти этих людей.

Возможно, подумал Харальд, следует навестить и датского купца, у которого он купил Эйлин прошлой осенью.

Честно говоря, на торжище в датских землях он мог сплавать прямо сейчас. Времени до начала первых зимних бурь, после которых по морским путям поплывут глыбы льда — и фьорды оденутся в белую корку — оставалось достаточно.

Добава что-то пробормотала во сне, смятенно улыбнулась и перекатилась на спину, не открывая глаз. Харальд смотрел на нее, не двигаясь. Потом натянул повыше покрывало, сбившееся с обнаженной груди.

Датского торговца он может и не найти. К тому же он вряд ли в чем-то замешан — в этом случае Эйлин поднесла бы ему зелье уже прошлой зимой. А за девчонкой нужно приглядывать. Может, в ее глазах он увидит еще что-то?

Но даже если и нет — его ждет самое спокойное зимовье за всю его неспокойную жизнь. И весной, когда его драккары, и старый, и новый, отправятся в поход, датские земли окажутся как раз по пути…

Харальд едва слышно хмыкнул и встал. Ветер крепчал, их вынесло в море. Пора было ставить парус, пока лодку не отнесло слишком далеко от земли.

К ночи, пожалуй, он все-таки вернется в поместье. Ночь на море — не для девок.

Забава проснулась, когда налетевший ветер швырнул в лодку шапку холодной пены — и забрызгал ей лицо. Приподнялась, кутаясь в накинутое сверху покрывало.

Харальд сидел на корме лодки, навалившись на кормило. Глянул на нее — и снова уставился вперед.

Парус стружкой выгибался у Забавы над головой. Ветер пел, натягивая толстую полосатую ткань, скрипело дерево. Солнце, уже начавшее клониться к морю, то и дело заслоняли облака — крупные, пухлые, грозящие вот-вот перерасти в тучи.

А справа наплывал, приближаясь рывками, скалистый берег.

Потом Харальд-чужанин торопливо собрал парус. Пробежался мимо Забавы, подхватил веревку, уложенную на носу. Метнулся вниз, в воду, сразу уйдя в нее по плечи.

И поволок лодку за собой, зафыркав, когда набежавшая волна укрыла с головой на несколько мгновений.

Под днищем заскрежетала крупная галька, Харальд в три рывка вытащил лодку на берег. Заклинил железный штырь на конце веревки в расщелине между двумя валунами, привалил сверху камнями…

Потом запрыгнул обратно в лодку. Подхватил узел, лежавший у кормы, кивнул, глядя на Забаву.

Зовет, подумала она. Встала, на ходу заворачиваясь в одно из покрывал. Ветер скользнул по голым ногам, захлопал разрезанным подолом, раздул распущенные волосы…

И то, и другое было нехорошо. И Забава, чтобы поскорей убраться с глаз Харальда, спрыгнула на берег, сделала несколько торопливых шагов. Застыла на галечнике, оглянулась через плечо…

Харальд подошел сзади, протянул узел, посмотрел требовательным взглядом. Она, как-то сразу растерявшись, приняла. Чужанин махнул рукой прямо перед собой, сам зашагал куда-то по берегу.

Забава стояла, глядя ему вслед. Пальцы ощутили под тканью краюху жесткого здешнего хлеба, еще что-то, баклажку с питьем.

Есть собрался, подумала рассудительно. И поглядела, куда указал рукой Харальд, прежде чем уйти.

В скалах, крутым склоном уходивших вверх от берега, виднелась косая щель, внизу расходившаяся клином. Пещера.

Может, вот тут он своих баб жизни и лишает, мелькнуло вдруг в уме у Забавы.

И ноги разом приросли к гальке. Хотя умом она понимала, что надо бы идти, куда велено. Место найти, чтобы и сидеть можно было, и узел разложить — бабье дело, оно такое, о мужике и о еде заботиться…

×