Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Любава Вокс Одинокая волчица (с тремя детьми) желает познакомиться (СИ) - Вокс Любава - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Пролог

Ты одна такой дом не потянешь, – качая головой, сказала мне Марина. – Не-е-ет, не потянешь. Тут мужик нужен.

Потяну, не нагнетай, – осадила я подругу, глядя, как под окном огромный грузовик, словно голодный бегемот, жадно поглощает мой любимый столовый гарнитур.

Пара дюжих грузчиков безжалостно пихала в бездонный кузов изящный столик и белые стулья с кремовой обивкой. Вокруг грузовика, быстро перебирая длиннющими ногами в красных туфлях, бегала Вероника – новая пассия моего уже бывшего мужа – и отдавала распоряжения, как лучше пихать.

Муж Тема был тут же. Он беспомощно разводил руками и опасливо поглядывал в мою сторону, опасаясь, что я выскочу на защиту отсуженного гарнитура и попутно сотворю что-то нехорошее с его дорогой Вероникой.

Больно надо.

Я даже от окна отвернулась. Пусть подавится эта Вероника… и Темой, и стульями. Уж я-то не пропаду. Даже в таком – я погладила свой надутый мячиком живот, – в общем-то, безвыходном положении.

Справлюсь я и с домом, и с детьми. С будущими и уже имеющимися. И без мужика как-нибудь обойдусь. Я сильная.

Глава 1. Одинокая

Каждый вечер, приходя домой, я печально вздыхала.

Отдав младшую дочку домработнице Ангелине, готовила ужин и думала. Думала о многом: о своем прошлом, в котором остались два бывших мужа. Ни один из них не интересовался судьбой жены и детей. Алиментов я не ждала и не просила, жалела об одном, что дети не общаются с отцами. Я давно научилась обеспечивать свою семью самостоятельно.

Мой бизнес – небольшой спортивный зал и пара салонов красоты – приносил пока сносный доход с регулярной надежностью, которой искренне завидовали конкуренты. Все дело в том, что я – Вера Ивлева, – сумела зарекомендовать себя. Я не жалела денег на умелых тренеров и мастеров, всегда прислушивалась к мнениям и пожеланиям клиентов, следила за новинками рекламы.

После развода с первым мужем Гришей, оставившим меня беременную с ребенком на съемной квартире, я так погрузилась в работу, что заслужила от подруг прозвище – «одинокая волчица». Уж как они ни убеждали меня, что в одиночку тянуть двух маленьких детей будет нереально сложно, я не сдалась.

Не прошло долгого времени после развода, как у меня появился дом. Свой дом, просторный, новый. Я построила его сама на собственные деньги. Это «сама» в некоторых моментах даже следовало понимать буквально. Посчитав, что нанимать бригаду для заливки фундамента слишком дорого, я вручную рыла ямы, выкладывала сетку, втыкала в дно арматуру и возила на тележке битый кирпич с развалин в районе Альдоран.

На работу ушло все лето, но результатом я осталась довольна. В сентябре пришла бригада рабочих, за месяц возвела двухэтажный брусовый особнячок, и уже к следующей весне я с детьми съехала со съемной квартиры.

Кирилл, мой второй ребенок, подрос, и я смогла, наконец, отдать его в садик. Теперь почти все свое время я посвящала работе: уволила пару плохих мастеров, отправила лучшего тренера на новомодный тренинг в столицу, взяла небольшой кредит и, закупив в недавно открывшемся бюджетном торговом центре стройматериалы, сделала в одном из салонов и клубе косметический ремонт.

Дела пошли в гору. Доходы приятно удивили. Так приятно, что я даже смогла нанять домработницу. Для меня – одинокой матери – это стало настоящим спасением. Ангелина, пожилая женщина из деревни, согласилась помогать мне по хозяйству и следить за детьми в обмен на проживание и сравнительно небольшую зарплату.

И все бы было хорошо, если бы в мою жизнь вновь не вмешался мужчина.

Стоило нарушить негласный кодекс «одинокой волчицы», как волчьи боги (видимо) жестоко покарали меня за это.

Случился мой второй брак, и все пошло как под копирку с первого. Годик незамутненного, слепого счастья, а потом снова беременная, снова брошенная и преданная.

А ведь второй супруг Тема казался просто образцовым мужчиной – взял меня в жены с, как говорится, «двойным прицепом», заваливал конфетами и цветами, обещал золотые горы. Потом же, когда я забеременела третьим своим ребенком, ушел к другой. Счастливицей оказалась грудастая модель по имени Вероника, с которой Тема (он был светским фотографом) познакомился на одном из приемов. Я тогда была аккурат на седьмом месяце беременности и соперничать с красоткой Вероникой, само собой, не могла.

Да, сначала было тяжело – работа до девятого месяца, после грудная Дуся на руках, за салонами и залом нужен глаз да глаз… Слава богу, выручила самая старшая дочка – Алька. Все летние каникулы она помогала мне и Ангелине, проявив удивительную стойкость и рассудительность.

Глава 2. Объявление

В воскресенье с самого утра Кирилл весело резвился во дворе. Младшая дочь Дуся сидела у меня на руках и неистово грызла резиновую игрушку – чесала растущие зубки. Я же наслаждалась редким выходным.

Мам, – раздался над ухом звонкий Алькин голос. – Давай я с Дуськой посижу, а ты по магазинам погуляешь.

Зачем мне, Аль, по магазинам гулять? – непонимающе переспросила я.

Ну, купишь себе чего-нибудь. Платьице, босоножки, а?

Да есть у меня все, – я кивнула на притулившиеся в углу комнаты серые кроссовки, – а платье мне зачем? Все равно ходить в нем некуда.

Мам, ты же хозяйка салона красоты. КРА-СО-ТЫ! – по слогам отчеканила Алька. – А ходишь, как оборванка.

Я – мать троих детей, могу себе позволить, все поймут, у кого есть хоть один ребенок, – уперлась я, – и ты поймешь, когда у тебя свои дети появятся, сама из кроссовок и футболок не вылезешь.

Вот уж нет, – самоуверенно хмыкнула Алька.

Уж кто-кто, а она-то в семье Ивлевых считалась первой и единственной модницей, и в словах ее, наверное, был резон. Тратя кучу времени на помощь по дому и учебу, Алька умудрялась при любых обстоятельствах выглядеть безупречно – всегда с маникюром, укладкой и легким, совершенно незаметным макияжем – не смотри, что лет всего шестнадцать. Я взирала на дочь с гордостью – достойная смена растет, из Альки точно выйдет лучшая хозяйка для моих салонов красоты. Это я – сапожник без сапог, а она-то будет…

Грело сердце и то, что, несмотря на любовь к красивым вещам и нарядам, Алька не была ветреной особой, наоборот, со всей серьезностью тянула учебу и собиралась поступать на экономический. Радость, а не дочь!

Мам, не пытайся уйти в себя, когда я с тобой говорю, – Алька строго надула губы и нахмурила светлые брови. – Дай сюда, – она решительно забрала у меня Дусю и указала на дверь. – Иди и без новой одежды не возвращайся.

Наказание, а не дочь, – с напускным недовольством пробурчала я и послушно отправилась в заданном направлении.

«Вот и заводи после этого детей, – раздумывала я, спускаясь по лестнице в холл, – сперва ты их нянчишь, а потом они вырастают и указывают тебе, что делать, и ты для них уже вовсе и не авторитет. Хотя, наверное, Алька права – ну, какой из меня авторитет? Я ведь просто старая, глупая заморенная кляча под сорок, вдобавок ко всему совершенно немодная и несовременная».

Я ненароком быстро оглядела себя в зеркале. Стройная, спортивная фигурка – как у множества женщин, что целыми днями проводят в суете и беготне, когда некогда ни присесть, ни поесть – пышные волосы чуть ниже лопаток – концы, правда, посеченные, но зато шевелюра густая. Лицо замученное – синяки под глазами – но еще не окончательно «потерянное», восстановлению подлежащее. А ведь могла бы быть еще ничего так. Если бы собой занялась. Но времени у меня на это пока что нет, и не предвидится.

Захватив в коридоре старую кожаную сумку, я прошла по нагретым солнцем плиткам двора, бросила взгляд на лужайку, где Кирилл мастерил что-то из фанерки и пары пластиковых бутылок, и вышла за калитку.

Квартал Жасмин, где проживала наша дружная семья, всегда отличался чистотой. Жильцы ревностно следили за порядком – стригли газоны и высаживали вдоль разделяющей дома автодороги кусты ярких цветов.

×