Выбери любимый жанр

Вы читаете книгу


Gradiva Gala - Мара из Троеречья (СИ) Мара из Троеречья (СИ)
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Мара из Троеречья (СИ) - Gradiva Gala - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Annotation

Глупец тот, кто рискнет пересечь великие реки Троеречья с оружием — глазом моргнуть не успеет, как отправится раков кормить на дно. Поговаривают, лесная ведьма хранит у себя в закромах волшебный ключ, что позволит проход воинам открыть. Кемьгородский вор Лис в волшбу не шибко верит, но за щедрую плату, отправляется в зачарованный лес. Вот только вместе с тяжелым резным ключом в довесок на него сваливается осиротевшая ученица знахарки — Марушка. Чтобы спасти Троеречье от надвигающейся войны, Лису и Марушке придется заключить неожиданный союз и отправиться в опасное путешествие. Но что если ключ, чудом уцелевший в пожаре, вовсе не то, что отчаянно пыталась сберечь знахарка Федора?

Gala Gradiva

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Gala Gradiva

МАРА ИЗ ТРОЕРЕЧЬЯ

Глава 1

Марушка не спала. Она лежала, высунув ногу из-под тонкого шерстяного одеяла, и разглядывала танцующий на стене хаты-мазанки игривый солнечный зайчик. Вставать не хотелось, но еще больше не хотелось показываться на глаза бабке. Вчера Марушка не выдержала и решила попробовать варенье, которое знахарка хранила в подвале и строго-настрого запретила трогать до холодов. Спускаясь в подвал, девочка ненароком прищемила хвост одной из бабкиных кошек, решивших за ней проследить. Марушка обреченно вдохнула: как ни крути, кошка собиралась нажаловаться, не просто так ведь увивалась за ней по пятам всю ночь. Жалко только, что варенья так и не попробовала — было бы хоть за что наказывать.

С бабкой Федорой девочка прожила все свое детство с того момента, как себя помнила. Федора не считала нужным вдаваться в подробности, а потому Марушка знала только, что младенцем была подброшена в деревеньку Малые Луки. А после, когда начался голод, приютившая ее семья обменяла девочку на небольшое количество еды местной знахарке — растить сироту стало накладно, даже надеясь с возрастом использовать ее для работы по дому и в поле.

Знахарка не жаловала сироту и, как казалось самой Марушке, выбирала для нее работу посложнее. Особенно досаждали девочке пятеро кошек Федоры — мало того, что они ябедничали за каждую, даже самую мелкую провинность, любимым их развлечением было напакостить, и свалить всю вину на девочку. Впрочем, старуха знахарка прекрасно знала о склочном характере кошек и зазря Марушке обычно не попадало.

Но не сегодня. Хотя хвост кошке девочка прищемила и не специально, немного удовлетворения от содеянного все же чувствовала. А придумать, зачем она лезла в подвал, кроме как полакомиться ягодным сиропом, Марушка никак не могла. Травы знахарка сушила и хранила в основном на чердаке, да и не особо допускала девочку к ним. Вариант уборки в подвале по собственной доброй воле отпадал сам собой — Федора загружала свою воспитанницу на целый день так, чтобы та вечером натурально валилась с ног. Впрочем, знахарка всегда отлично чувствовала вранье, поэтому Марушка заранее морально готовилась к выволочке и размышляла, каким на этот раз будет наказание. «Заставит червей для птиц из навоза выбирать, — думала девочка, — или отправит в погреб собирать живоловки и выпускать крыс на околице села?»

С жителями Малых Лук у Федоры были особые отношения. С одной стороны, она пользовалась непререкаемым авторитетом, с другой — ее откровенно недолюбливали. Селяне подозревали, что знахарка собственноручно портит коров и прочую живность, чтоб получать плату за снятие сглаза. Никто, правда, не рисковал высказать обвинения ей в лицо. Марушку воспринимали молчаливым придатком к знахарке, считая, что Федора готовит себе замену. А потому, сельским детям общаться с девочкой было запрещено. Без компании сверстников Марушка не сильно страдала — в ее безраздельном распоряжении был целый лес, со всеми его животными, птицами, грибами и растениями, а из-за обилия работы скучать девочке было некогда.

Наконец Марушка собралась с духом и встала. Собрав в тугую косу и завязав бечевкой растрепавшиеся за ночь работы русые волосы, девочка старательно умылась дождевой водой из кадки. Нужно было принимать решение — дождаться бабку или самой пойти к ней с повинной. Марушка выглянула в окно — солнце было в зените, а потому, скорее всего, Федора вот-вот должна была вернуться из лесу. Шел тринадцатый лунный день — самое время собирать цветы ночного лилейника. Уходя старуха обмолвилась, что ей придется задержаться и придет она не с рассветом, как обычно — после недели ливней установилась ясная солнечная погода, стоило задержаться в поисках гигантских дождевиков. Настойку из них хорошо разбирали Марушкины ровесницы из села, желавшие поскорее выскочить замуж — она отлично помогала избавиться от фурункулов и прочих изъянов кожи.

Вчера вечером, перед тем как уйти, Федора дала Марушке задание на целую ночь. До рассвета девочка растирала в порошок высушенные травы и рассыпала в разные мешочки. Смешивать порошки для сборов Марушке пока не разрешалось. Знахарка худо-бедно научила ее сложению и вычитанию, а вот рассчитать, сколько и какого порошка нужно для определенного лекарства Марушка не могла — хотелось сделать всё на глаз, по наитию.

Когда из-за горизонта выкатилось румяным краем солнце, девочка закончила с работой, и ей стало категорически скучно. Проделанным объемом работы Марушка страшно гордилась — еще бы, растереть в порошок несколько мешков разных трав! За это хотелось себя чем-то подбодрить и порадовать. Тогда и появилась идея снять пробу с варенья…

Девочка зевнула и потерла глаза руками. Шальная мысль сбежать на весь день в лес отпала, не успев толком проклюнуться. Марушка знала, что, если сейчас еще можно было задобрить Федору и хотя бы смягчить наказание, то после побега выволочка будет грандиозной. Просить прощения у кошки за то, в чем девочка не считала себя виноватой, не хотелось. Втайне Марушка недолюбливала кошек — те были избалованы хозяйкой и находились в куда более почетном статусе, нежели сиротка. Впрочем, нелюбовь была взаимна. Кошкам нравилось пользоваться привилегиями своего положения и донимать девочку.

Как назло, ничего полезного, чем можно было бы смягчить бабкин гнев, в голову не приходило. Замести пол в избе, постирать, приготовить нехитрый обед, прополоть или полить несколько грядок в огороде, а большего на болоте не росло, — это и так были Марушкины прямые обязанности. Наспех размахивая веником из ивовых прутьев, Марушка прошлась по всей кухне, заглянув даже в те уголки, где пауки свили двойную паутину и, куда девочка предпочитала не заглядывать. За окном насмешливо блеснула изумрудами глаз кошка — какая именно, Марушка не успела понять, только зыркнула исподлобья и вернулась к работе. Кошек Марушка отличала друг от друга исключительно по расцветке — Федора же называла по именам, настолько вычурным и длинным, что девочка за годы не смогла их запомнить.

Борясь с зевотой, Марушка внимательно прислушивалась к звукам на улице, с замиранием сердца ожидая стука бабкиной клюки на пороге. Быстро окинув взглядом проделанную работу, недовольно цокнула языком — из-под потолка на свежеподметенный пол, медленно кружась, спускался клок пыли. Девочка привстала на носочки, но источника грязи не увидела. Пришлось переставлять скамейку, подставлять несколько ящиков и лезть под самую крышу.

В проеме, между подгнившими досками крыши и влажной соломой, на Марушку чернотой пустых глазниц смотрел лисий череп. Марушка поежилась от неприятного холодка, мурашками пробежавшего по спине, аккуратно сняла череп с блестящего металлического гвоздя и спрыгнула на пол. В лучах полуденного солнца, пробивающихся через мутное стекло окна, пыльный, пожелтевший от времени череп уже не казался таким устрашающим, как на первый взгляд. Девочка достала холщовую тряпицу, обмакнула в кадку с водой и принялась вытирать пыль с покрывшейся паутинкой трещинок кости. Внутри черепа что-то застучало, перекатываясь. Марушка аккуратно потрясла череп возле уха — точно, внутри было что-то маленькое. Наверное, какая-то косточка или лисий зуб сломался и закатился внутрь. Девочка перевернула череп зубастой челюстью вверх и попыталась пальцем выудить сломанную кость. После очередной попытки на ладошку Марушке выкатился невзрачный коричневатый камень и, не успела она толком рассмотреть его, рассыпался в пыль. Марушка боязливо сглотнула и поспешила спрятать череп, откуда взяла.

×