Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Ужасная саба и ее хозяин (СИ) - Чаусова Елена - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Наталия Рашевская, Елена Чаусова

Ужасная саба и ее хозяин

Глава 1

Откуда взялась девчонка, Эйдан даже разобрать не успел: он садился на совершенно пустую и чистую парковочную площадку возле торгового центра. Но, когда машину уже подхватил автопарковщик, слегка разворачивая влево, откуда ни возьмись выскочила она. Прямо ему под днище, зараза. Эйдан резко крутанул руль флайера вправо, синяя светящаяся дуга автопарковщика растянулась, как резинка, и вспыхнула трескучими голубыми искрами.

— Внимание. Вернитесь в горизонтальное положение, — громко возвестил невозмутимый женский голос автопарковщика.

— Заткнись, — прошипел Эйдан, совершенно безрезультатно.

— Срочно вернитесь в горизонтальное положение, — продолжил настаивать голос.

Будто он и сам не хотел вернуться в это долбаное горизонтальное положение, но флайер продолжал крениться набок от резкого поворота, надсадно жужжа парковочным двигателем. А полоумная девица, отбежав в сторону, с искренним любопытством и как ни в чем ни бывало любовалась его попытками выровнять машину. Эйдан выразительно выругался и, наконец справившись с управлением, опустил флайер на площадку, с резким толчком, от которого Эйдана изрядно тряхнуло. Потому что автопарковщик, не вынеся всего этого, еще раз поискрил и отрубился ровно за секунду до его приземления. Впрочем, система безопасности флаера все равно был устроена так, чтобы сесть без повреждений даже в подобном случае, просто вышло жестче обычного.

Эйдан выскочил из машины стремительно, намереваясь повторить кошмарной девице всю сказанную недавно нецензурную тираду, добавив еще парочку цветистых эпитетов, но даже рта открыть не успел. Девчонка подбежала к нему и, уставив руки в боки, рявкнула:

— Вы совсем обалдели? На людей свой флайер сажать. Хоть бы смотрели, куда летите. Хотя понятно, что вам все равно. Таким, как вы, всегда все равно, на чьи головы вы садитесь.

В первый момент Эйдан прямо опешил: это, значит, он еще и виноват? После того, как автопарковщик сломал, пытаясь не расшибить своим флайером ее дурную голову. Вот же хамка неблагодарная. Наглая — каких поискать.

— Слушай, ты, пламенная анархистка, — совсем не дружелюбно ответил он, — по парковкам бегать не надо, тогда тебе не будут флаеры на голову падать. Тротуара мало было, решила путь срезать? Ну и кто тебе в этом виноват? Уж точно не я.

Теперь он наконец рассмотрел ее внимательней: выглядела девица так, будто прямо здесь, возле парковки, под забором и жила: какие-то мешковатые и довольно задрипанные штаны, такие же бесформенные потертые кофты, надетые одна на другую, куртка замызганная, черные волосы, зачесанные набок в дурацкий хвостик, уже успевший порядочно растрепаться. Может, она и не путь срезала, а драпала из торгового центра, что-то с прилавка стянув — впрочем, на это Эйдану было плевать. Пусть охрана и полиция разбираются.

— А ты, значит, консерватор? По вечерам молишься на портрет королевы? Поэтому некоторые не стоят твоего внимания, оттого, что бегают слишком низко под ногами? Ну и иди ты в жопу, я-то думала — хоть прощения попросишь, как человек, а так — говорить мне тут не с кем. Пламенный привет королеве, — она показала ему средний палец руки и побежала прочь.

— А ну-ка стой, — крикнул Эйдан, кинувшись следом за ней. Вот же твою через ногу мать, острый политический конфликт: она ему неприличные жесты показывает, а он должен за поломанный автопарковщик платить. Потому что у нее идейные принципы. А еще — соображения в голове ни капли, где можно расхаживать, а где нет. Но смотреть, чтоб она не убилась, и платить за ее придурь должны "консерваторы". А чего, у них же деньги есть. — Стой, кому говорю. Дрянь маленькая.

Разумеется, девчонка и не думала стоять, а очень даже резво убегала, но Эйдан бегал куда быстрее, так что почти догнал ее возле кустов, куда она собиралась нырнуть. Он уже тянулся рукой, чтобы ухватить ее за шиворот, когда от нее прямо в него отлетело облачко какой-то зеленоватой пакости, и он расчихался до слез. Эйдан выбежал из облака далеко не так бодро, как в него вбежал, и остановился, чихая, утирая слезы и потекшие сопли. Маленькую дрянь он упустил, конечно, и сейчас слышал ее торжествующий удаляющийся топоток.

Макни его все подери, его магия не сгодилась даже на то, чтобы уберечь от такой вот ерунды. "Вот тебе и инженер по системам магической безопасности", — с иронией подумал про себя Эйдан. И штраф за сломанный автопарковщик ему пришлось оплатить сполна.

"Консерватора", который ее едва не убил позавчера своим дурацким флаером, Лейтис заметила в магазине возле холодильников со свежим мясом. Стоял такой, одетый в сюртук, правда, не в бежевый, как позавчера, а в темно-зеленый, и набирал себе в тележку упакованных стейков. Гад какой. Чуть не задавил человека — и живет, в ус не дует. Еще и стейки есть собирается.

Злость вскипела мгновенно, решение Лейтис приняла так же быстро. Не хочет приносить извинений — она сама возьмет. Деньгами.

Девушка забежала за угол, там как раз был служебный вход, и никто ее тут не должен был заметить, торопливо стянула с себя куртку и большую часть кофт, оставила только розовенькую, остальное пихнула комом в рюкзак. Перебросила волосы на левую сторону, чтобы прическа теперь выглядела розовой и, прихватив их резинкой, пошла набирать полную корзину всякой ерунды, наблюдая за мерзким типом и поджидая, пока он выберет достаточно безлюдное глухое место. На счастье Лейтис, он направился в идеально подходящий для этого закуток с приправами: небось, стейки дома было нечем посыпать. Она решительно свернула следом и, старательно зацепившись корзинкой об его тележку, рассыпала большую часть ее содержимого на пол. Банки с бобами покатились во все стороны, и Лейтис, воскликнув: "Какая я неловкая. Простите" — присела на корточки, собирая все, что рассыпала, и старательно отворачиваясь, чтобы он ее не признал случайно. Теперь-то он с тележкой ни хрена проехать не сможет, пока Лейтис все не уберет.

— Ну что вы, ничего страшного. Давайте помогу, — тип, который сегодня с чего-то сделался обходительным — может, оттого, что предвкушал, как мясом обожрется — присел на корточки рядом с Лейтис и принялся помогать складывать продукты.

Так было еще лучше: намного легче, улучив момент, подобраться к нему со спины и вытащить бумажник из заднего кармана брюк, предварительно подморозив задницу анестезией. Все же Лейтис карманницей не была, и вытащить что-то незаметно просто так не сумела бы. А он, когда встанет, решит, что просто от сидения на корточках нога затекла. Вообще отлично. Не поймет, небось, в чем дело, до самой кассы.

Наверное, она слишком обрадовалась тому, насколько удачно все идет, потому и не заметила, как подошел охранник — ровнехонько в тот момент, когда она тащила кошелек.

— Стой. Воровка.

Лейтис подхватилась на ноги и ринулась из закутка, пытаясь обогнуть охранника и торопливо выпуская слезоточивое облачко, но коль уж удача повернулась к тебе спиной — пощады не жди. Этот сюртучный тип кинул в нее своей магией, стянувшей руки, склеившей их друг с другом, и Лейтис замешкалась, так что ее немедля схватил охранник.

— Не уйдешь, воровка. Тюрьма по тебе плачет.

Лейтис потрепыхалась в руках громилы и затихла, обреченно понимая, что сегодня — не ее день.

Девицу Эйдан узнал еще в тот момент, когда она вскочила на ноги: уж в лицо-то он ее запомнил хорошо, хоть налысо она побрейся, не только цвет волос поменяй. Не каждый день тебе под флайер кто-то кидается, трудно забыть. Оттого и сориентироваться успел вовремя, чтобы она опять этой своей дряни слезоточивой не напустила. Словом, он ее узнал и поймал — но радости ему это не доставило. Эйдан предпочел бы вообще засранку никогда не видеть больше и поехать домой к ужину, а не тащиться в полицейский участок. В котором — и он совсем этому не удивился — ее знали прекрасно.