Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Господин метелей (СИ) - Лакомка Ната - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Лакомка Ната

Господин метелей

1

«Колдун слов на ветер не бросает».

/народная примета/

— Господин Метелей живет в ледяном дворце, и повелевает ветрами. Его зовут Николас, и он седьмой граф Близар. Сила его велика, а сам он холоден, как зимний день, и грозен, как морозная ночь. Его сердце — кусок льда, и он не знает жалости… — кухарка замолчала, отмеряя муку для пирога, и мой младший брат Тиль от нетерпения запрыгал на лавке, на которой сидел. — Иногда он появляется среди людей — проносится по городам и селам в санях, запряженных парой колдовских коней, на крыльях ветров и метелей. Люди называют это Дикой Охотой… — и она снова замолчала, священнодействуя над миской с тестом, в которую только что добавила изюм и орехи.

Запахло корицей — такой привычный предновогодний запах. Запах детства, праздника, добрых воспоминаний…

— Для чего появляется Господин Метелей? — спросил Тиль с придыханием.

— Он ищет прекрасных девушек, — продолжила я страшную сказку, которую знала с детства, потому что рассказывал ее каждый, кто мог говорить, — чтобы похитить их и унести в свой замок. И там они, бедные, будет томиться, пока от слез и холода не превратятся в ледяные статуи…

— А зачем ему девушки? — воскликнул Тиль.

Кухарка фыркнула, но когда Тиль посмотрел на нее, сделала вид, что занята тестом.

— Чтобы согреться их теплом, — я говорила низким, таинственным голосом. — Потому что его всегда мучает холод, это проклятое наследие рода Близаров, ведь самый первый граф Близар был черным колдуном и повелевал духами метели…

На самом деле, все знали, что Близар похищал девушек вовсе не для тепла, но знать об этом Тилю было еще рано, да и мне не полагалось. Про бедных жертв графа-колдуна рассказывали шепотом, но чего не услышишь, сидя в кухне, когда кухарка начинает вести задушевные разговоры с прачками, да еще и конюхи, пришедшие на ужин, считают себя обязанными высказаться по тому или иному поводу.

Тиль застыл, раскрыв рот, а я засмеялась и сразу раскашлялась, потому что зола попала в горло.

Да, я выгребала золу, как героиня еще одной сказки. И как в той сказке про Замарашку, у меня тоже была мачеха. Правда, сводная сестра всего одна — Мелисса, но зато был брат — Тиль, который родился всего семь зим назад, и он такой же Антонелли, как и я.

— Фани, — позвал Тиль, и голос его дрогнул, — а тебя Господин Метелей не заберет в свой дворец?

— Не беспокойся, — утешила я его, понимая, что на сегодняшний вечер страшных сказок хватит, — я же не красавица, а ему подавай только красавиц.

Но Тиля это не убедило, и он смотрел на меня с тревожным сомнением, словно определяя — способна ли я заинтересовать Господина Метелей или мне и в самом деле ничего не грозит.

— Бефана! — в кухню, словно порыв ветра, влетела личная служанка моей мачехи. — Быстрее! Бросай все и беги одеваться! Пришли госпожа Рестарик с господином Роландом.

Мы с кухаркой переглянулись, и она незаметно подмигнула, а я степенно, стараясь не выказать нетерпения, отставила ведро с золой и убрала за печку метлу и совок, отряхивая перепачканные руки. Вот и все, сейчас кончится сказка о замарашке. Падчерица превратится в прекрасную принцессу, принц увезет ее далеко-далеко, а злобная мачеха останется с носом.

В своей комнатке, расположенной под самой крышей, я умылась холодной водой, чтобы не тратить время на растопку жаровни, сбросила передник, чепец и старое платье, в которых работала по дому, и надела платье из розового муслина — совсем новое, я выходила в нем всего два раза.

Ни для кого в нашем доме не было секретом, зачем госпожа Рестарик явилась к моему отцу. Конечно же, будет свадьба. Роланд поклялся мне в этом еще весной, но сначала ему надо было отправиться по делам в столицу, а потом заболел папа, и официальное предложение все откладывалось и откладывалось. Я старалась скрывать все от мачехи, опасаясь, что она будет отговаривать отца или устроит какую другую каверзу, но как можно скрыть любовь? Конечно же, госпожа Кларисса обо всем узнала, но, к моему удивлению, не сказала ни слова. И даже слезы Мелиссы, которая проклинала меня, разлучницу, на чем свет стоит, не произвели впечатления. Но я не была разлучницей, тут Мелисса злилась зря. Роланд сказал, что он сразу влюбился — только меня увидел, а Мелиссу и не замечал вовсе.

Я вошла в комнату, где мой отец встречал гостей, когда всё главное было уже сказано. Папа сидел в кресле — еще очень бледный, но уже разговаривавший внятно, и лицо у него было усталым, но счастливым. Мачеха сидела чуть поодаль, опустив глаза и поджав губы. Значит, ей нечего сказать, и это чудесно. Матушка Роланда встретила меня любезной улыбкой, и я постаралась, чтобы реверанс получился плавным и неспешным — как танец, чтобы она оценила мои манеры. А Роланд смотрел на меня, и глаза его сияли.

— Фани, — обратился ко мне отец. — Госпожа Рестарик и ее сын пришли к нам вот по какому делу…

Как добропорядочной девице мне пришлось принять удивленный вид, а потом смущенно потупиться.

— С моей стороны никаких возражений против вашей свадьбы нет, — закончил отец. — Но я хочу узнать, что скажешь ты.

Что я скажу? Я бросила быстрый взгляд на Роланда. Неужели папа еще сомневается в моем решении?

Мне оставалось лишь ответить «да» и стать счастливой невестой, и я уже открыла рот, чтобы осчастливить и Роланда, но тут мачеха громко сказала:

— О какой свадьбе может идти речь? Бефаночка давно просватана…

— Кларисса! — предостерегающе воскликнул отец.

Но мачеха закончила:

— …за графа Николаса Близара.

— Кларисса!.. — теперь уже простонал отец.

— Разве девиз дома Антонелли не «Слову верен»? — мачеха выглядела совершенно невозмутимой. — К тому же, нарушить обещание, данное колдуну… Это навлечет не только позор на оба дома, но еще и проклятье. Кто знает, как граф Близар решит отомстить?

— Да он уже давно забыл о Бефане! — взорвался отец. — Не было никакой официальной помолвки!

— Так это правда? — леди Рестарик, почтенная матушка моего Роланда, схватилась за сердце и посмотрела на меня совсем иначе, чем смотрела раньше. Теперь во взгляде ее были страх, гнев и презрение. — И вы хотели скрыть это от нас?! Хотели навлечь на нашу семью проклятье колдуна?! Мы уходим! Дорогой, мы уходим! — она вскочила, хватая Роланда за рукав.

— Матушка, постойте… — Роланд был ошарашен новостью не меньше, чем я, но он, по крайней мере, пытался все выяснить.

— Какое обещание, папа? — торопливо спросила я, надеясь, что сейчас отец засмеется и скажет, что это была глупая шутка.

Но вместо отца ответила мачеха:

— Покойная жена моего супруга, а моя драгоценная подруга леди Стефания однажды вынуждена была обратиться к графу Близару, чтобы он оказал помощь… в одном деликатном деле, — и она бросила холодный взгляд на отца, а тот и не думал возражать, уставившись в столешницу. — Колдун помог, но не принял оплату деньгами. Он сказал, что желает получить в жены Бефану.

— Мы уходим! — заголосила леди Рестарик, почти волоча за собой Роланда.

— Все было не так! — воскликнул отец, и от этого крика я вздрогнула, потому что поняла, что это была последняя, отчаянная попытка.

— Мама! — Роланд вырвал рукав из цепких пальцев матери, вернулся и встал напротив моего отца, оперевшись ладонями о стол. — Господин Антонелли! Скажите, что все это — шутка! Жестокая, глупая шутка!

Он озвучил мои мысли, и я смотрела на отца, боясь шевельнуться. Сейчас он скажет… сейчас скажет…

— Это и была шутка, — глухо ответил отец. — После того, как граф Близар помог мне, Стефания хотела заплатить, но он ничего не взял. Сказал, что серебра у него и так достаточно, а золота гораздо больше, чем следует. Тогда Стефания спросила, чем мы можем его отблагодарить. В это время из кареты выскочила Бефана, ей тогда только исполнилось пять лет — она расшалилась и убежала от няньки. Близар посмотрел на Бефану, рассмеялся и сказал: «Отдашь мне в жены свою дочку, когда она вырастет». После этого прошло четырнадцать лет, но он ни разу не напомнил об этом. Это была шутка, просто чтобы отвязаться от нас. Он не хотел никакой платы и не хотел Бефану.

×