Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Родить по контракту: игрушка миллиардера (СИ) - Сладкая Любовь - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Любовь Сладкая

Родить по контракту: игрушка миллиардера

ЧАСТЬ 1

Что происходит, когда тебя обижает жених — накануне свадьбы

* * *

Сегодня я лежала в роскошной кровати, расположенной в шикарном номере-люкс пятизвездочного отеля на Мальдивах.

Прямо в моем номере бил небольшой фонтанчик из шоколада. В него-то и макал кисточку Алекс — массажист модельной внешности, который водил ею по самым главным энергетическим точкам моего тела. Чтобы потом самому слизывать из моей кожи сладкую и вязкую жидкость, пахнущую роскошью и негой.

Легкий ветерок ворошил волосы, загорелое тело целовало ласковое солнце, и мысли мои порхали вокруг меня, словно те самые колибри, что…

Сейчас моя жизнь так роскошна, как не была никогда прежде, — думала я, вспоминая серые будни девочки-простушки, в которых лишь изредка мелькали веселые моменты. — Но скоро это все может исчезнуть, если через шесть месяцев я так и не забеременею от Андрея Топтанина: миллиардера, который заключил со мной контракт, по которому я должна родить для него ребенка. И тогда я снова окажусь на улице, никому не нужная нищенка, у которой два пути — стать падшей оборванкой в Москве, либо вернуться в родную деревню, которую я бросила вместе с родителями и своим женихом накануне свадьбы.

Было раннее утро, но я уже проснулась. Потому что привыкла вставать вместе с петухами — еще дома, в своей деревне.

Мне не хотелось вспоминать то время, но прошлое оно такое — куда от него деться?

Я должна была выйти замуж за Ромку Иванова, который в то время добился должности главного электрика в местной школе. И у меня уже даже было куплено свадебное платье и заказано местное кафе.

Все…. Не хочу больше и вспоминать, слишком больно. Возможно, потом, но не сейчас.

Потому что, проведя кисточкой по моему животу, Алекс внезапно слишком смело дотянул коричневый мазок туда, где начинались нежнейшие складки кожи, без единого волоска, так как я решилась сделать себе лазерную депиляцию, при том же — всего тела (кроме головы, конечно). Не совсем давно я также нанесла ТАМ татуировку — цветок розового лотоса.

— Ты что это? — глядя в красиво очерченные густыми ресницами карие глаза Алекса, сказала я, тем не менее, ощущая жгучее желание, чтобы он продолжил свою обычную, хорошо оплаченную процедуру: закончив рисовать, отправился бы в путешествие по шоколадной дорожке — своим умелым языком.

Но, видно, я погорячилась и не сумела правильно выбрать интонацию голоса, потому что смуглый и крепкий юноша вдруг резко отстранился, извинительно хлопая шикарными черными ресницами, а его губы растянулись в смущенной полуулыбке.

На шее у Алекса (висящий на золотой цепочке) я заметила небольшой круглый кулон, изображающий золотой глаз с лиловым крестом внутри — амулет любовной силы, и мысленно ухмыльнулась.

— Да все нормально, — расслабленно выдохнув, я поспешила успокоить плейбоя, так как мне и самой было интересно — что же будет дальше, продолжит ли он слизывать растаявший уже шоколад, затекший мне между нежных складочек.

Погрузив кисточку обратно в фонтан, Алекс низко склонился над моим телом. На своем пупке я ощутила его легкое дыхание, потом к коже прикоснулся кончик языка…

"Любопытно, что может позволить себе парень, выполняющий роль премиум-массажиста", — думала я, немного приподняв голову из красочного валика, который лежал под моей шеей, и наблюдая за движениями Алекса.

Невозмутимость прекрасного профессионала снова возвратилась к нему, а на лице не дрогнул ни единый мускул, когда мягкие и чуть полноватые губы приблизились вплотную к цветку лотоса.

Теперь он не поднял свой томный взгляд, не посмотрел им на меня, его руки не прекратили своих мягких касаний, а дыхание участилось.

"Неужто и вправду ему приятно? — думала я, осознавая, сколько женщин мог ублажить этот красивый парень — к тому же, за очень хорошие деньги. — Возможно, он хочет таким способом прорекламировать свои услуги, только и всего? И я для него — очередная "рыбка", которую он старается подсадить на свой крючок, и вот — уже даже дергает за леску"

А "крючок" у Алекса действительно был знатный — это я о языке. Что до остальных частей тела, благоразумно сокрытых под одеждой…

— Ах, да что… — я чуть было не сорвала себе весь кайф, поддавшись древней привычке — отбрасывать любые мужские ласки, из последних сил противиться им.

* * *

Потому что раньше все было грубо, некрасиво, в основном по-пьяни. Все знакомые деревенские парни и мужики отчего-то страдали завышенной самооценкой. Им казалось, что если обратить внимание на девушку, то она должна визжать от страсти и мгновенно, по первому же требованию, отдаться им по полной.

И многие девчонки действительно делали так. Я же, как-то увидев устрашающе нелепый половой акт за углом магазина, надолго утратила интерес к подобным "играм".

Но это был не мужик из моей деревни — ни по внешности, ни по поведению, и даже не по имени.

Замерев лишь на единый миг (вот это профессионал — самого высшего разряда), Алекс тут же продолжил — осторожно ставить на моей коже "точки". Именно так начал действовать этот опытный профессионал, несмело перейдя в черту цветка.

Словно цыпленок, осторожно прикасающийся клювом к внутренней поверхности скорлупы яйца, или теленок, впервые сосущий свою мать; словно крохотные лапки бабочки, опустившейся на нежные лепестки подсолнуха — вот на что были похожи его касания.

Я замерла в обворожительном нетерпении; мои руки скомкали края простыни, ноги немножечко согнулись в коленях, я вся напряглась в предчувствии.

Вот легкие касания-точки достигли самого края чуть розоватой кожи, вот язык Алекса сделал легкий "разрез", прочертив линию перехода к поверхности слизистой…

И тут, не удержавшись, я тихонько застонала.

Снова — только миг ожидания, а потом — уверенные мазки языком, словно той кисточкой, которой парень умащивал меня шоколадом.

Ощущая подобное, я раскрепостилась настолько, что мой "лотос" свободно распустил все свои лепестки, приглашая Алекса вонзиться в самую его серединку и испробовать истекающий оттуда нектар.

Но тут в дверь постучались.

Словно по мановению волшебной палочки, мир вокруг сразу же переменился. Разочарованно вздохнув и в то же время вздрогнув, я открыла глаза, наблюдая, как Алекс набирает на кисточку очередную порцию сладкой патоки, чтобы помазать ею мою кожу. В моей голове мутилось, словно от только что выпитого шампанского, и я даже испугалась — а не будет ли у меня потом похмелья? Ведь я была почти на пике, я расслабилась настолько, что могла позволить Алексу делать с собой любые вещи — что ему только заблагорассудится. А он, по всей видимости, мог многое…

— Ну что, и как ты тут? Все нормально? — вслед за стуком в мою спальню вошел Андрей.

Это он вытащил меня из того болота, в котором я до сих пор жила. Да, я любила свою деревню и поначалу даже сильно скучала по ней (но не настолько, чтобы пожелать возвратиться туда обратно).

Глядя теперь на это стройное, подтянутое и поджарое тело, с накачанными мускулами, легко угадывающимися под тканью легкой бежевой футболки, я думала только об одном, что должна как можно скорей подарить ему ребенка. Но в то же время опасалась, что ничего из этого не выйдет. И не потому, что я была бесплодной. Просто — у Андрея, до меня, уже было несколько жен, и ни одна из них ему не родила. Так могла ли я надеться на что-то подобное? Хотя, время еще было: мне девятнадцать, ему — тридцать пять…

— Если забеременеешь, крошка, — не удостоив меня даже поцелуя, обещал Андрей, равнодушно покидая постель после секса, — я, может быть, даже женюсь на тебе. Ты ведь этого хочешь, не так ли?

×