Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Чеченец. Ключ от ада и рая (СИ) - Багрянцева Светлана - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

========== Пролог ==========

2002 год.

Влада учила уроки в детской, а родители ругались на кухне. Девушке было только шестнадцать лет, но уже в этом возрасте она была настоящей красавицей. Одни только густые локоны, спадающие ниже талии, чего стоили. За Граниной вовсю бегали мальчики, но она ни с кем не сближалась. За это к ней в классе прочно прицепились прозвища «Зазнайка» и «Гордячка». Девочки тоже не особо любили Владу. Она не понимала, почему с ней почти никто не дружит, и было очень обидно. Но, на самом деле, одноклассницы банально ревновали. В первых классах за то, что отец Влады работал заместителем директора на одном из заводов города. Когда многие не получали зарплату, семья Граниных жила припеваючи. Потом её стали ненавидеть за симпатичное личико, на которое с обожанием смотрели все мальчики класса. Жизнь и без того была не сахарная, а ещё родители постоянно ссорились.

Шум на кухне стал сильнее.

— Я не дам тебе развод! У нас дети! Как же Влада?! А Антоша?! Ему только четыре года исполнилось! — крикнула в отчаянии Галина.

— Антоша?! А ты сначала скажи, Галя, с кем ты мне его нагуляла?! Кто его отец! — рявкнул Андрей.

— О чём ты, Андрюша?! Он твой! — с недоумением спросила Галина.

— О чём?! Дурака из меня не делай! Помнишь, в детском саду делали анализ крови на группу? Сегодня я получил его свидетельство о рождении, в котором проставлена печать. У Антона четвёртая отрицательная группа крови. У тебя вторая, а у меня третья. У Влады тоже вторая. В моём роду ни у кого не было такой редкой крови. Это не мой сын. А может и Влада не моя дочь, а?

— Не может этого быть, я тебе не изменяла, Андрей, — заплакала Галина.

— Теперь не уверен. Помнится, ты дружила со мной и с Генкой Жуковским. Гена тоже в любви тебе признавался. Но ты вдруг заявила, что беременна от меня. Я как порядочный человек женился на тебе. Не любил, но женился. Потом, когда я по-настоящему нашёл свою любовь и хотел уйти, ты спешно забеременела. Я остался ради сына. А сынок оказался ублюдком, которого я воспитываю. Значит так, Алла беременна, и я ухожу к ней. Нашу двушку разменяем. Тебе однокомнатная квартира, мне деньги. Добавлю и куплю для нас с Аллой квартиру. Она с родителями живёт. Ну, и тебе алименты заплачу, на год вперёд. Я всё сказал! — с раздражением произнёс Андрей.

Влада невольно всё это слышала, и по щекам потекли слёзы. Она никогда не понимала свою красивую маму, которая унижалась перед отцом. Она готова была быть тряпочкой под его ногами, об которую он вытрет ботинки, лишь бы не бросил. Хотя отец, в свои тридцать восемь лет, оставался всё тем же мужчиной с брутальной внешностью. Ни одного седого волоса и ни одной морщины. Влада подумала, что мама его сильно любит. А вот отец всегда имел любовниц и унижал маму как мог.

Девушка вышла в коридор, чтобы пойти в уборную и застала такую картину: отец собрался уходить, а мама цеплялась за его колени, валяясь в ногах.

— Андрюша, не бросай меня, — женщина мочила слезами брюки мужа.

Влада подошла к ним, затем стала поднимать несчастную мать.

— Вставай, ма, нечего перед этим придурком унижаться.

— Как ты меня назвала?! — взвился отец и отвесил ей пощёчину.

— А что, не имела права?! Ты же нас с братом ублюдками обозвал, имею право! А теперь вали из дома к своей Аллочке!

Андрей отпихнул жену ботинком, а потом вышел из дома, хлопнув дверью.

Дальше события развивались, как в плохой сказке. Отец поселился у друга, а мать запила с горя. Владе пришлось самой водить брата в детский сад и забирать. Умолять начальницу на маминой работе, чтобы дали отпуск на месяц. Взвалить на хрупкие плечи всю работу по дому. Через два месяца родителей развели. А ещё через месяц их выпихнули в крошечную квартиру, общей площадью двадцать два квадратных метра. Самое поганое, что на сторону отца встали даже дедушка и бабушка, никогда не любившие сноху. Галя была деревенской девчонкой, которую воспитала бабушка после гибели родителей. Гранины считали себя городской элитой и были против свадьбы сына.

— Вот, а я говорила, что Галька тебе чужих детей подсунула. Антон совсем на тебя не похож. Такое впечатление, что она его с «чуркой» нагуляла, — сказала однажды бабушка, когда пришла вместе с отцом вещи его забирать.

Владе тогда было так обидно, даже её не постеснялись. Она обняла Антона и прошептала: «Ты мой брат, самый хороший мальчик на свете».

2004 год.

Влада шла по улице, держась за руку с симпатичным парнем. У него были голубые глаза и светло-русые волосы. Среднего роста, стройный и с беспечным выражением лица, Максим производил впечатление прожигателя жизни. Его родители были менеджерами высшего звена, поэтому он мог позволить себе сводить девушку в кафе. Они зашли в уютное заведение в центре города под названием «Лель». Это было кафе-мороженое, которое девушка обожала. Заказав любимой шоколадное мороженое, а себе пломбир, Максим усадил её за столик у окна.

— Влад, может быть, останешься сегодня ночевать у меня? Родители на дачу уехали. Что мы с тобой, как школьники полгода встречаемся, — Максим взял её руку в свою и погладил.

— А я и есть школьница. Забыл? — хмыкнула она.

— Брось, в этом месяце будет восемнадцать. К тому же последний экзамен через три дня. Ещё немного и прощай школа. Мне уже двадцать лет, Влад. Мне женщина нужна, а не подруга, — улыбнулся он.

— Я уже говорила, Макс, секс будет только после свадьбы. Если тебя такое не устраивает, ищи другую, — буркнула она.

-Устраивает, устраивает, — затараторил он.

Парень подумал, что как бы ни был в неё влюблен, а жениться ради секса он не намерен. «Нафига мне жениться в двадцать лет, я ещё на сумасшедшего не похож. Но без секса совсем кисло. Нужно как-то её уломать. Заниматься любовью в первую брачную ночь средневековье какое-то».

Принесли мороженое, и девушка стала его есть, смотря в окно. По улице ехали машины, обгоняя друг друга. «Улица Свободы, а вот я, к сожалению, не свободна. Прикована к дому больной матерью и шестилетним братом. Максим всё время говорит, что я мало провожу с ним времени, а что я могу. Да и на сексе настаивает. Я понимаю, он уже взрослый. Я тоже не малолетка, но всё же. Не хочу, чтобы мой муж потом обвинил меня, что я гуляла до него, и ребёнок нагулянный. Нет, ни за что не повторю судьбу матери. Замуж выйду только девственницей. И потом, иногда мне кажется, что я Максима не люблю. А порой безумно скучаю без него. Как понять саму себя?»

Галина действительно заболела. Её так подкосил уход мужа, что она была в двухмесячном запое. Потом взяла себя в руки, но, как оказалось, на нервной почве вылезла куча болезней. Через год обнаружили стремительный рак печени, который было поздно оперировать. Галина была на инвалидной пенсии и медленно угасала, практически не вставая с постели вот уже шесть месяцев. Владе пришлось ухаживать за ней. Отец помогал только тем, что платил алименты. Бабушка и дедушка вообще забыли о них.

— Влада, опять в облаках летаешь? — услышала она голос парня.

— Домой мне пора. Нужно Антона из садика забрать, и маму ужином накормить, — грустным голосом сказала она.

— Тогда поехали, — парень встал из-за стола.

Влада зашла домой и окунулась в запах лекарств. Этот запах, казалось, даже в кожу её въелся, и теперь будет не отмыть. Велев брату раздеваться, девушка скинула туфли и ринулась в комнату.

— Мам, ты гречу на ужин будешь? Мам? Мама!

Женщина лежала на кровати, одна рука свесилась с неё плетью. Глаза были закрыты, а губы посинели. Приехавшая скорая помощь констатировала смерть и вызвала труповозку. Лена схватила мобильный телефон, а потом набрала отца.

Смерть бывшей жены Андрей воспринял с прохладцей, но заверил, что даст деньги на похороны.

— Сейчас привезу деньги, а дальше как-то сама, не маленькая. Мы с Аллой и сыном послезавтра в Турцию на отдых улетаем. Это дорогие путёвки, поэтому планы я менять не буду.

— Конечно, ему же надо баловать свою двадцатипятилетнюю жёнушку, а то сбежит к другому, — буркнула Влада, потом пошла открывать дверь.

×