Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Праздник напрокат (ЛП) - Пейдж Лорелин - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

ПРАЗДНИК НАПРОКАТ

Автор: Л. Пейдж, К. МакГи

Жанр: Современный любовный роман

Рейтинг: 18+

Серия: Вне серии

Главы: 10 глав+Эпилог

Переводчики: Ольга З., Ленуся Л., Алина М. и Наталья Л.

Редакторы: Татьяна П., Дарья Х.

Вычитка и оформление: Лина Е.

Обложка: Таня П.

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения, а также указания группы и переводчиков запрещено!

Специально для группы: K.N ★ Переводы книг

(https://vk.com/kn_books)

ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Глава 1

Джейн Осборн стояла возле ресторана «Ментон», застыв словно статуя. В левой руке у нее была коробочка с крем-брюле, а в правой — пятидесятидолларовая купюра. В голове звучали прощальные слова глупого Блейка Донована — мужчины, который бросил ее за десертом во время великолепного романтического ужина, на котором, как она предполагала, он должен был сделать ей предложение.

— Ты заслуживаешь счастья, даже если не просишь его, — сказал он. Джейн моргнула раз, потом еще раз. Но она просила его самым лучшим из известных ей способов, встречаясь с мужчиной, который, черт возьми, должен был на ней жениться. Он нанял сваху, чтобы организовать их знакомство. Ей пришлось сдать резюме. Было интервью и все такое.

Он буквально рекламировал брак. Буквально.

Придурок.

Джейн он казался идеальным. Он был бизнесменом, разыскивающим невесту-домоседку, жену, которая проводила бы благотворительные мероприятия, была бы волонтером в школах и устраивала бы потрясающие званые обеды. По сути, Джейн была подготовлена к этой роли. Родители, которые удочерили ее из Китая еще ребенком, потому что в то время это было модно, никогда не ожидали, что у нее будет «настоящая» работа. Ее отец был трудоголиком, банковским магнатом, а мать исполняла традиционную роль женщины из высшего класса. Они отдавали ее в частные школы, где обучали тем же самым консервативным социальным нормам, которых придерживались сами. Незадолго до смерти родители поощряли (почти бесполезную) степень в музыке. Теперь Джейн работала на полставки администратором программы художественного образования для бедных детей и была волонтером в различных благотворительных комитетах. Это давало ей возможность хоть чем-то заниматься, поскольку со значительным наследством ей не нужно было работать.

Ей также не обязательно иметь мужа. Джейн не искала его, когда появилась возможность встречаться с Блейком, но она видела, как они могут быть совместимы, и была не из тех, кто упускает такую возможность.

Если бы она была честна с собой, то признала бы, что ей не помешало бы дружеское общение.

Ну, с этим покончено. Джейн умела быть одна и теперь снова к этому вернулась. Она так подходила Блейку, а он оставил ее здесь, униженную, за пределами ресторана, который она раньше любила, но в который теперь никогда не сможет вернуться. Крем-брюле недостаточно, чтобы с этим справиться.

— Эй, леди! Вы едете? — заорал таксист. Джейн едва шевельнула рукой, чтобы отмахнуться от него. Она всё сделала правильно. Абсолютно всё.

В том числе и то, что ее щеки горели, когда она вспоминала, как приглашала его переспать с ней без каких-либо чувств. Потому что, конечно, никаких чувств не было. И это ее не беспокоило, ведь, как ее учили, она не верила, что любовь должна вмешиваться в такие договорные отношения, как брак. Не потому, что Блейк был холодным, высокомерным человеком.

Еще несколько его реплик пронеслись у нее в голове.

— Я уже давно знаю, что не смогу испытать к тебе никаких чувств, — сказал он с ласковой улыбкой. Что ж, это чувство было вполне взаимным, но у нее хватило такта не заявлять об этом так высокомерно. А поскольку сваха, которая нашла ее, сообщила ей, что любовь не должна быть основой их союза… что ж. Это было просто грубо со стороны Блейка.

Человеку позволено менять свое мнение, но притворяться таким высокомерным и могущественным…

Джейн была откровенно оскорблена.

Ее каблучки стучали по бетону, когда она бездумно брела мимо красных кирпичных зданий к воде. Ничто так не успокаивало ее бостонский дух, как набережная. За исключением, может быть, Рождества, до которого, как утром сообщило приложение обратного отсчета на телефоне, оставалось еще сто шестнадцать дней. Но когда маленькая неоновая вывеска поманила ее прочь от холодного ветра летней ночи, она подумала, что рождественский тематический магазин вполне мог бы заменить набережную.

Наряду с Атлантическим океаном, маленький, принадлежащий девушке магазинчик был успокаивающим бальзамом для разбитого сердца. Или даже для сердца, которое в полном порядке. Джейн никогда не сталкивалась с проблемой, которую не могли бы решить украшения ручной работы и пряничное печенье. Особенно, когда крошечная девушка в хипстерских очках за прилавком была в таком восторге.

Поэтому Джейн потратила эти нечестно полученные пятьдесят долларов на гирлянду для своих перил и всевозможные рождественские мини-пирожные. Она также засунула крем-брюле в бумажный пакет и направилась к Институту Искусств (Примеч.: художественный музей и выставочная площадка в Бостоне) со своим запасом сладостей.

Ее черное платье — платье «я-согласна» — зацепилось за деревянные балки причала, когда она села, но ее это не заботило. Она все равно не смогла бы надеть его снова, не с воспоминаниями, буквально прилипшими к подкладке, невидимыми для всех, кроме нее. Но глядя на бесконечные, бескрайние воды Атлантики, все было в порядке. Даже если на улице было всего пятнадцать градусов. За мятным пирожным следовал пудинг, кусочек за кусочком, пока живот Джейн не стал таким же довольным, как и ее разум.

В конце концов, она вовсе не была так уж расстроена, что ее бросили. Такое случалось и раньше, и, конечно, могло случиться снова.

Раздражало лишь то, что с тех пор, как Блейк нашел любовь — где-то и с кем-то (но, серьезно, где и с кем?) — он решил, что стал выше нее.

Ложь. Явная ложь.

Человек может прожить жизнь без романтики и при этом быть полностью довольным, не так ли? Плеск воды о деревянные сваи не отвечал ни на что, только успокаивающе бормотал. Неважно. Она могла ответить сама себе: человек, безусловно, мог бы… пока Пушистик не прошел плановое обследование, во время которого у него обнаружили острую сердечную недостаточность, и у него не осталось шансов на выздоровление.

Джейн в отчаянии затопала ногами. Она очень, очень скучала по своему котику.

Потому что, когда он у нее был, она чувствовала себя нужной. Завершенной. В основном. Конечно, у нее все еще были… физиологические потребности, но они легко удовлетворялись в одиночку. Между делом, она была довольна своей волонтерской работой и ежемесячными обедами с дамами, которые работали вместе с ней в музыкальном обществе «Бэк Бэй».

А дальше что?

Когда она совершала ошибку и смотрела романтическую комедию, где-то глубоко внутри, чуть ниже сердца, иногда появлялась боль. Это было просто влияние Голливуда.

И причина, по которой она предпочитала документальные фильмы, была не в этом, а просто в том, что жизнь была совсем не такой как в кино. Однако этот вопрос может быть тщательно исследован, и на него можно будет дать ответ, если методология хорошо разработана и тщательно соблюдается. Джейн нравилась логика.

×