Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Статус: мёртв (СИ) - Виланов Александр Сергеевич - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Статус: мёртв

Глава 1. Жив или мёртв?

Лёгкий шелест листвы над головой и поскрипывание веток грели слух, но слипающиеся глаза уже не могли оценить безмятежной красоты весеннего леса. Последние вздохи, очищаемые свежим воздухом, становились всё слабее. Руки, раскинутые на траве, обжигала боль от свежих порезов, и в то же время согревала стекавшая по ним тёплая жидкость.

Он давно не выбирался так далеко на природу. Почти ни разу в жизни, если быть точнее. И это был хороший конец. Именно так он всегда хотел встретить свой последний час.

Здесь его никто не найдёт, никто не помешает распорядиться жизнью по своему усмотрению. Самостоятельно определить свой путь, ни с кем не советуясь и не считаясь — роскошь, о которой многие не могут и мечтать.

Звуки леса пропали. Пропали запахи, боль, тепло на липких от крови запястьях и прохлада слабого ветерка. Эта жизнь подходила к концу. Интересно, есть ли что-нибудь за ней?

Регистрация нового пользователя.

Загрузка мира.

Определение внешности и параметров.

Поиск подходящей точки для старта.

Новый пользователь подтверждён. Введите своё имя.

У сонного разума не было сил понять, что происходит, но он пока не успел позабыть привычный никнейм, чаще всего достававшийся игровым персонажам.

Выбранное имя: Караш.

Регистрация нового пользователя подтверждена.

Осуществляется вход в игру.

***

Караш проснулся. Едва он успел это осознать, как тут же накатила паника. Неужели кому-то удалось наткнуться на него в этой глуши? Нашли, откачали, и теперь ждут не дождутся его пробуждения, чтобы засыпать глупыми вопросами и зачитать мораль. Или он сам облажался и без толку изувечил себе руки?

Спину холодила влажная трава, рядом слышалось чьё-то размеренное дыхание, а открыв глаза, он увидел над собой пасмурное небо. Не потолок в дурке — и то хорошо, — но и не кроны деревьев, нависавшие над ним перед отключкой. Видимо, туристы перетащили из леса на открытое пространство, поближе к своему лагерю.

А вообще удивительно, что ему удалось открыть глаза: ведь ещё недавно последних капель утекающей жизни не хватало даже на то, чтобы поднять веки. Но теперь силы вернулись. Он видел, слышал и ощущал.

Послышалось чьё-то сопение — уже с другой стороны. В районе головы кто-то зашевелился и задел ботинком макушку.

Пришло время узнать, что за самоотверженные спасители вытащили его с того света и почему оставили лежать на земле? Если это группа отдыхающих, выбравшихся на природу, то у них наверняка должна была найтись палатка, лежак, или, на худой конец, хотя бы покрывало. Тем не менее, его вывалили прямо на траву, а сами, похоже, улеглись спать рядом.

Пора было выяснить, где он и что происходит. Караш сел и осмотрелся, отметив, что и к рукам вернулись силы. Он находился на просторном лугу, а вокруг лежали спящие люди. Вот только на сборище туристов они совсем не походили. Те выезжают на природу небольшими группами, а Караш насчитал на глаз почти полсотни. И все они, как и он сам, валялись прямо на траве.

Откуда тут могло взяться столько людей? Сходка по интересам? Концерт на природе? Санаторий? Детский лагерь? Нет, всё вышеперечисленное требовало наличия реквизита: палатки, автомобили, раскладные столики или, на худой конец, скатерти с разложенными яствами.

Но в данный момент стояли вопросы поважнее, чем странное загородное лежбище. Что с руками? Обработали, забинтовали? Хватало и того, что его не отпустили на тот свет. Не хотелось бы теперь остаток жизни провести безруким инвалидом, научившимся рисовать и чистить зубы при помощи ног.

Караш поднял руку перед лицом.

Хорошая новость заключалась в том, что на коже не виднелось следов от порезов. А плохая…

Если он опасался заражения крови и отмирания тканей, то его опасения полностью сбылись: правая кисть и предплечье не просто начали отмирать, а успели уже прилично подгнить, свисая с гладкой кости омерзительными лоскутами разлагающейся кожи. Вот только пальцы исправно двигались, а кисть сгибалась и разгибалась, послушно выполняя сигналы мозга.

«Чертовщина какая-то», — подумал он про себя, когда наконец заметил, что левая рука опирается на что-то тёплое и мягкое, и посмотрел вниз. Это была нога. Женская, в колготках и закрытой чёрной туфле с каблуком. Проследив взглядом выше, Караш увидел строгую чёрную юбку и пиджак, ещё выше — короткую причёску-каре и очки на лице, отмеченном первыми морщинками.

Все предыдущие версии происходящего сразу отпали. Какое бы мероприятие здесь ни проводилось, никто в здравом уме не пошёл бы в лес в таком виде. Незнакомая женщина выглядела так, будто её только что выдернули с какого-нибудь совещания директоров, увезли за город и выбросили в общую кучу, не забыв уколоть снотворным. Но как? Её что, похитили? И всех остальных тоже?

Снова оглядевшись вокруг, Караш подтвердил свои наблюдения. Его товарищи по несчастью были одеты кто во что горазд: джинсы и спортивные штаны, потёртые майки и ветровки, кофты и футболки, домашние тапочки и пижамы. Лишь пара человек могла похвастаться пригодным для загородных вылазок камуфляжем, остальных же будто собрали с разных концов света, оторвали от работы, вытащили из домов и поймали во время вечерних прогулок, после чего привезли сюда и раскидали по траве.

Вместо ответов всё происходящее порождало лишь новые вопросы. Допустим, этих людей похитили и увезли из города, предварительно чем-то усыпив. Но что они сделали с гнилым трупом, найденным в лесной чаще?

Зеркала, чтобы увидеть самое главное, под рукой не нашлось, и Караш решил осмотреть хотя бы остальные части тела. Синяя в клеточку рубаха с закатанными рукавами и старые джинсы порядком испачкались, будто пролежали на земле не одну неделю, и висели на похудевшем теле, как на вешалке.

«Как на скелете», — уточнил внутренний голос.

Для уверенности Караш ощупал через ткань свои ноги, оказавшиеся такими же тонкими, как и руки. Тело было мертво уже несколько недель, но оно двигалось — вопреки законам биологии и здравому смыслу. Хотя что сейчас вообще подчинялось законам логики?

И всё же хотелось во что бы то ни стало раздобыть зеркало. Караш повернулся к незнакомке в строгом костюме, высматривая, не лежит ли рядом сумочка — у кого искать зеркало, как не у женщины, — как вдруг слева донёсся приглушённый стон, и чья-то нога пнула его в бок. Незнакомый мужчина, лежавший с той стороны, ворочался и стонал, будто ему снился кошмар. Сбилось чьё-то дыхание справа, и ещё одно тело зашевелилось. Рослая мускулистая туша в нескольких метрах задёргалась, из-под неё донёсся сдавленный писк:

— Слезь… с меня!

Присмотревшись к здоровяку, Караш вписал третий пункт в перечень странностей этого дня: над головой незнакомца прямо в воздухе висело слово — Зиккан.

У остальных было то же самое. Геннадий, Тарек, Кимона, Келли, Валентина, Элиза… Над головой каждого человека висела голограмма из одного слова, составляя странную мешанину из русских и иностранных имён. Имея за плечами какой-никакой опыт пребывания в многопользовательских играх, Караш без труда догадался, что эти слова — не что иное, как имена присутствующих. Или никнеймы, если выражаться геймерским языком.

Караш…

Ведь это тоже был никнейм. При всех далеко не ласковых взаимоотношениях с родителями, двадцать лет назад у них хотя бы хватило ума дать своему чаду нормальное человеческое имя, а не назвать его каким-нибудь Акакием. Караш был не более чем псевдонимом в сети, в то время как в реальной жизни его звали…

Он не помнил. Память, казалось, была на месте и давала поверхностное представление о прожитой жизни, но при попытках вызвать любое конкретное воспоминание разум утыкался в невидимую стену. Будто злой системный администратор заблокировал доступ к папкам, чтобы нерадивый работник не лез в не положенные для него места.

×