Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Путь одарённого. Крысолов. Книга первая. Часть первая - Москаленко Юрий "Мюн" - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Юрий Москаленко

Путь одарённого. Крысолов. Книга первая. Часть первая

Пролог

Вереница беженцев растянулась на пару лиг.

Очередной караван бедолаг.

Что сказать… каждое нашествие «Серой Чумы» опустошает южные провинции государств, граничащих с Великой Степью.

Вновь, как и сотню лет назад, степные племена объединились в орду. Великую Орду. Вся эта масса лавиной прошлась по приграничным баронствам, графствам и даже пару герцогств разрушили полностью. Лишь объединённые под знамёнами своих правителей войска смогли остановить этот беспредел. Но какой ценой! Это тут вереница беженцев, а там, в сторону центральных областей степи, нескончаемым потоком идут, еле переставляя ноги, закованные в цепи, а то и просто связанные между собой грубой верёвкой, женщины, девушки, юноши и дети, а есть и взрослые мужики – ремесленники, землепашцы и просто те, кому очень не повезло оказаться на пути охотников за головами.

Пленные, будущие рабы. Товар, имеющий цену. Но оставим этих, богами забытых людей, им уже даже их бывшие государи помочь были не в силах. Выкупить рабов возможности нет, а попытаться сделать это – и тогда отряды охотников будут проникать на приграничные земли с одной лишь целью – разбогатеть на рабах, которых вначале надо захватить. Но огромные трофеи набега скоро внесут раскол среди вождей и вновь, как и сотни лет назад, Великая Орда распадётся и погрязнет в кровавой междоусобице, а вот тогда можно будет и отыграться на бывших захватчиках, не жалея никого – ни детей, ни женщин серокожих. Уничтожая орков, порой, целыми родами и кланами, но это будет потом, а пока…

– … детей много. Кто есть кто и откуда, непонятно. Женщины гибнут. Много уродов затесалась среди беженцев. Насилуют, убивают, грабят и ведут себя, как орки – завоеватели.

Два воина, из состава охраны каравана, тихо переговариваются между собой.

– Да видел, не далее, как вчера. Девчушка, но с ребёнком. Тому, наверно, и шести то лет нет от роду. Урода одного молнией поджарила. Бугай позарился на её тело. Ну, она и его и приголубила, только одна головёшка осталась.

– И где она?

– К каравану в герцогство Аниан пристроилась. Но, увы, и ей досталось перед этим. Она сына телом закрывала и, как итог, кинжал в брюхе. Не жилец она. А мальца жалко. Видно, благородная…

– Не обязательно, – отмахнулся от собеседника жилистый воин на пегом скакуне, – одарённая просто. Маги у нас в королевстве наперечёт. Это тебе не в Империи. Там – да, что ни маг, то дворянин. У нас насильно магов дворяне к себе привязывают, и первый, кто этим занимается – Его Величество. Думаю, к добру это не привёдёт. И так большинство одарённых, ещё в младенческом возрасте, в школы Империй переправляют, а там и привязывают семейными узами к благородным семьям дворян. От того и магов у Императоров, что Ивии, что Нагии в войсках в достатке, я не говорю уже о простых целителях.

– А ведь у нас в королевстве практически на каждых воротах городов артефакты стоят, которые среди толпы будущих магов распознают, а потом хвать несчастных – и в школу, с принятием клятвы верности. Сложно отвертеться. Но этот фокус можно провернуть только с необученным магом и не благородного сословия, и желательно в его младенчестве или детстве. Да и с дворянами не забалуешь. У этих есть иммунитет на такие действия государственных лиц, от того и учатся дети наших аристократов, в основном, в Империях.

– Это да, в Империях свобода, а у нас и в королевствах поменьше, таких одарённых ребят маги насильно себе в ученики заставляют вступить, а владетели земель этому потворствуют. Силы тянут недомаги с детей, и перегорают обычно юные дарования.

– Слушай, – воин заинтересовано глянул на друга, – пацан-то где, этой раненой?

Тот удивлённо посмотрел на спутника.

– Пацан?! А тебе до него какое дело? – удивлённо спросил он.

– А подумать?! – усмехнулся более опытный товарищ.

Мечник положил руку на эфес кинжала.

– Ты меня сейчас чё, тупым назвал?! – с угрозой в голосе прорычал он.

– Да ты чего? – пошёл на попятную напарник, – ты же сам сказал, что дамочка из насильника головёшку сделала!

– Но и сама при смерти была! – напомнил друг уже спокойным голосом.

– Да не суть! С ней уже ничего никому не сделать, даже если выживет и если одарённая, или вовсе магиня…

Вот последние слова и всколыхнули всё в душе его напарника.

– Если пацан тоже в неё пошёл, а лет ему всего ничего, то…

– То сто золотых наши! – рассмеялся его собеседник.

– Не получится, уже не получится, – через паузу проговорил молодой воин. – Я же тебе говорил, что к другому каравану они прибились.

– И чё? Отпрашиваемся, и вперёд. Мы на лошадях. Быстро догоним. Капитану нашему империал пообещаем, если повезёт, – предложил старшой.

– Этому скряге в любом случае придётся платить, а десять золотых на дороге не валяются. А пацана, если мать умерла, хоть куда кинуть может. Набег закончился. Орки в степи подались, а на дорогах, сам видишь, что творится, и без взрослых парню хана! Хорошо, если просто в рабство попадёт, а то и к извращенцу какому-нибудь в гости, и пиши пропало. Да и искать мальца сейчас бессмысленно, если, конечно, мать не выжила и быстро не поправилась, – не соглашается молодой.

– У меня есть империал, – задумчиво произнёс старый мечник, – но условие – если срастётся с пацаном, этот десяток золотых мой. Тебе сорок мне шестьдесят. Лады?

– Лады, – махает рукой парень, – но капитану платим сразу, а то не отпустит. Мы и так почти у цели, и без нас караван дойдёт!

* * *

Спустя восемь лет после описанных событий

Герцогство Тиру. Старый замок родственника Императора. Семейный совет.

Зал заседаний, вычурно украшенный лепниной, статуями и дорогими тканями в виде штор.

На пуховых подушках восседает старейшина рода и клана, старая герцогиня Виела.

В зале присутствуют семь человек и только двое из присутствующих – женщины, причём старуха тоже входит в это число.

– … И вы, идиоты, только спустя два года решили провести пробный обряд? – скрипит противным голосом древняя старейшина.

– Но… как же, – бормочет упитанный молодой человек. – Наследник родился, мы ждали, как положено по кодексу, а я ведь точно уверен был, что бастардов не завёл… до этого. До официальной женитьбы. Ну, бабушка, чем я-то виноват?

– В чём виноват, говоришь?! – проскрипела старуха и таким уничтожающим взглядом прошлась по молодому отпрыску старинной фамилии, что он, втянув голову в плечи, всем телом вжался в спинку кресла, – кто тебя, дурачка, надоумил лишить нашей фамилии свою сноху? Кто посмел, меня при этом не спросив, лишить мою невестку крова и покровительства?

Тишина в зале.

– Я жду ответа. Кто?!

Неожиданно, голос древней старухи обрёл небывалую силу и половина свечей и магических светильников в зале резко потухли.

– Она потеряла ребёнка! – раздался голос дородного мужчины, – вашего внука, сударыня. А сама она выжила…

– Выжила, получив кинжал в живот! – напомнила старушенция. – Мой сын был архимагом. Погиб, прикрывая отход основных сил войска наместника Императора. Один, против круга шаманов, держался три часа! Его замок, в результате отката после его смерти от магического истощения, в пыль разнесло вместе с прорвавшимися орками. Только по предварительным подсчётам смерть там нашли тысяч семь серо-зелёных клыкастых тварей!

– Мы прекрасно знаем историю, уважаемая, зачем вы нам про это рассказываете? – с застывшей насмешкой на лице, произнёс толстячок.

– Граф, я просто напоминаю, кто был мужем у этой несчастной женщины, – произнесла старуха.

– Эта несчастная, как вы только что выразились, могла претендовать на главу нашего рода, по сути, ею не являясь! – ответил этот граф. – Сына она потеряла, и ничего больше не связывало её с нами.

×