Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru
Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Следствием установлено (СИ) - Пахомов Николай Анатольевич - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Николай Пахомов

Следствием установлено

СЛЕДСТВИЕМ УСТАНОВЛЕНО

ПРОЛОГ

Доброе и человечное надо заботливо взращивать веками, проходя сквозь тернии ошибок и неудач. Дурное же, как и сорная трава, не требует особых усилий. Стоит только начать человеку ли, как отдельному индивиду, или же государству, как сообществу индивидов, дальше все пойдет само собой, автоматически, да так, что и не остановить, не удержать…

Вслед за распадом на самостийные государства Советского Союза под радостное потирание рук и умильное щемление сердец западных «друзей» и доморощенных демократов, метко окрещенных народной молвой «дерьмократами», к чему самым непосредственным образом приложил свою руку первый президент России, трещала по швам и сама Российская Федерация. А почему бы ей и не трещать — дурной пример заразителен. Чем же национальные вожди, князья, цари и самопровозглашенные президенты хуже «батьки» их Ельцина, призвавшего, чтобы удержаться самому у кормила верховной власти, им же узурпированной, хватать на местах власти столько, сколько каждый сможет проглотить. Вот они и стали глотать, напрочь отключив инстинкт самосохранения и забыв, что во время глотательного процесса, при всеобщей спешке можно и поперхнуться, а то и подавиться со-всем.

Не успели глазом моргнуть, как все русские стали не только для Западной Европы, но и для всех остальных народов, даже братьев-украинцев, не говоря уже о прибалтах и поляках, оккупантами и врагами, колонизаторами и притеснителями национальной культуры, уклада и религии. В одночасье все враз позабыли, что это Россия, отрывая от себя, ущемляя себя и своё собственное население, спешила поднять национальные окраины до мирового уровня, направляя туда не только средства, но и свой интеллектуальный потенциал. Впрочем, где и когда добро помнили?.. Ибо добро — это такая субстанция, что ее никто не видит и не ощущает, даже когда оно есть, ни молекул тебе, ни ато-мов… Где уж тут его запомнить! Вот и заурчали глухой злобой окраины, зашипели по-змеиному, залаяли по-звериному, закаркали черными воронами. И вот уже пылает Кавказ, умело подожженный рукой враждебных спецслужб (правда, рядившихся в овечью шкуру миротворцев и проповедников демократии) на этническом и религиозном топливе. И покатились русскоязычные беженцы с окраин бывшего Союза (да и собственных) в серединную Россию, в ту Россию, которую еще за две тысячи лет до новой эры Русской Землей называли (если не верите, то в «Книгу Велеса» загляните), в ту Россию, частью которой всегда была наша Курщина.

Но не только побежали сюда русские, но и те, кто их же и изгонял: представители местных национальностей. Передравшись между собой за «лакомые куски национального богатства», которых во все времена для всех не хватает, оставшись, как лиса из басен И.А. Крылова «не солоно хлебавши», пустились в поиски пристанища и пропитания в серединной России. Они как-то быстро позабыли, что русские — это враги и притеснители, а Россия — поработитель народов, о чем еще совсем недавно кричали на всех углах. Причём они не только пришли, прихватив с собой со своих гор и ущелий национальные традиции и верования, что вполне естественно и понятно, но еще не забыли «захватить» завидующие глаза и вороватые руки, с чем мириться никак не хочется. Данного дерьма, чего греха таить, и у самих русичей испокон веков хватает, отчего в стране во все времена тюрем больше чем театров настроено, и только у русских могла возникнуть такая поговорка: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся». Так зачем же нам еще и чужое, инородное, независимое и самостийное дерьмо?.. Но нет, приплыло — не отгорнуть в сторону, не изничтожить!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Старший следователь ОМ-6 УВД города Курска майор юстиции Паромов, мужчина лет сорока, среднего роста, с начинающими покрываться паутиной седины волосами, добирался на работу в переполненном троллейбусе седьмого маршрута. Чтобы меньше поддаваться стихии качки транспортного средства на неровностях местных дорог, свободной левой рукой, так как в правой находился тонкий, видавший виды, черный «дипломат» с различными бумагами и прочими принадлежностями канцелярской продукции, он держался за поручни, прикрепленные под крышей сало-на.

Наполнявшие салон люди, среди которых было до-вольно много знакомых, порой вполголоса, а порой — и в полный о чем-то беседовали. Возможно, обсуждали бытовые проблемы со случайно встретившимся знакомым. Но по большей части, согласно чисто российской традиции, сложившейся с незапамятных времен, ругали правительство, президента и своих начальников, приведших их к безденежью и безработице, не обращая никакого внимания на человека в милицейской форме. Отчего в салоне стоял густой гул, словно в растревоженном пчелином улье. Впрочем, Паромов, занятый своими мыслями, на этот гул и люд-скую тесноту старался не реагировать. Его мысли витали не под крышей салона старенького троллейбуса, тихо катившего по проспекту Кулакова, а во чревах полутора десятка уголовных дел, находившихся у него в производстве. Паромов каждый раз ругал себя за такую манеру характера, пытаясь отучиться мыслить о работе и рабочих делах вне пределов служебного кабинета, и не мог. Мало того, что работа неотвязно следовала за ним во время поездки, она и спать-то спокойно не давала. Вползет под черепную коробку — и, как какой-либо садист, спать не дает, заставляя в десятый раз анализировать то один, то другой, то третий эпизод какого-нибудь уголовного дела, крутиться в кровати и мешать сну супруги. Чтобы отогнать прочь мысли о ра-боте, Паромов, вычитав в какой-то книге о мысленном счете слонов или овец, принимался считать воображаемых слоников, но ни слоники, ни ослики, ни невинные овечки ему не помогали: мыслительный процесс всякий раз напрочь изгонял из головной коробки весь животный мир и вновь возвращал его к текущим уголовным делам. Поэтому довольно часто по утрам вставал невыспавшийся, с неостывшей от размышлений головой, и только умывание и холодный душ на некоторое время придавали бодрость телу и голове, а также мыслительным процессам в ней. Да еще супруга, если была не на работе в утреннюю смену, своими вопросами и призывами к завтраку на какое-то время отвлекала его от производственных раз-мышлений.

«Так недолго и свихнуться, — укорял Паромов себя, — и так от постоянных головных болей таблетки пенталгина чуть ли не пригоршнями глотаешь»! — Но поделать с этим уже ничего не мог. Вот и «прокручивал в голове то одно, то другое дело или же отдельные фрагменты из них.

И в этот раз мысли старшего следователя вращались вокруг дел, находившихся в производстве, вокруг планов и версий, вокруг следственной и милицейской кутерьмы, вокруг событий, связанных с военными действиями в Чечне и блокпостами, выставленными на перекрестках дорог при въездах в город.

Реформы и контрреформы, проходившие в стране во всех сферах человеческой деятельности, не оставили в стороне и курскую милицию. До марта 1993 года на территории города Курска действовали три районных отдела внутренних дел: Ленинский, Кировский и Промышленный, в соответствии с новым административно-территориальным делением областного центра, — образованные еще в 1962 году, после того как в Курске были упразднены Сталинский и Дзержинский районы и городские отделения милиции в них. С 1 марта 1994 года приказом начальника УВД Курской области генерал-майора милиции Пронина Владимира Васильевича за № 150 от 28 февраля 1994 г. «Об утверждении штата УВД г. Курска» в связи с постановлением главы администрации города Курска Мальцева С. И. от 4 февраля 1994 г за № 78 «О реорганизации общей схему управления г. Курска» в Курске было образовано городское управление внутренних дел, начальником которого стал Колаев Михаил Николаевич, полковник милиции. Погова-ривали, что Колаев — «выходец» из совпарторганов, а не из низов милицейской среды. Но так ли это было или же нет, на самом деле на «земле» не знали — в личное дело, хранившееся за семью замками и под грифом «Секретно», простым смертным было не заглянуть. Возможно, это были всего лишь досужие сплетни завистников, но то, что Колаев мог часами красиво говорить на любые темы, как настоящий совпартработник, причем с азартом, с искоркой в гла-зах, так это было сущей правдой.

×