Выбери любимый жанр
Мир литературы

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Последние комментарии
Сергей2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге
Lynxlynx2018-11-27
Читать такие книги полезно для расширени
К книге
Leonika2016-11-07
Есть аналоги и покрасивее...
К книге
Важник2018-11-27
Какое-то смутное ощущение после прочтени
К книге
Aida2018-11-27
Не книга, а полная чушь! Хорошо, что чит
К книге

Эскадра его высочества - Барон Алексей Владимирович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Алексей Барон

Эскадра его высочества

1. БАУЦЕН

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

ЕГО ВЫСОЧЕСТВУ БЕРНАРУ ВТОРОМУ,

КУРФЮРСТУ ПОММЕРНА

Копия: Начальнику курфюрстенштаба

оберст-генералу Д. фон Грищенко

Ваше высочество!

К операции БУМЕРАНГ готовы линейный корабль «Магденау» (стоит на якоре у о. Осеннис) и корвет «Грималъд» (находится с визитом в Муроме). Основная часть эскадры круглосуточно принимает припасы с обоих берегов Теклы севернее Бауцена. В хорошую погоду их мачты просматриваются со стороны Муром-шляхт. Поэтому критическим фактором является время. Прошу Вашего вмешательства с целью ускорить:

a) отгрузку ядер, «мотылей» и брандскугелей для тяжелых орудий;

b) вербовку колонистов.

Гросс-адмирал У. Мак-Магон.
Борт линейного корабля «Денхорн».
02.07.839.
* * *

В одно погожее утро славный город Бауцен покинул наемный экипаж с четырьмя студентами.

В нем ехали: коренной померанец Франц Кирш, муромский эмигрант Ждан Кузема, потомок беженцев из Покаяны Кэйр Фоло, а также джангарский эффенди Бурхан аль-Чинтал-Уюк.

Собственно в звании студентов этим господам оставалось пребывать лишь пару недель, до выпускного бала, поскольку все четверо успешно завершили обучение на разных факультетах знаменитого университета Мохамаут. Предстояло только получить дипломы, в предвкушении чего и было решено устроить пикник.

Выбравшись из пригорода, экипаж покатил по широкому Муром-шляхту. Справа от дороги располагались фермы и желтеющие поля, а слева, вплоть до берега Теклы, находились места поинтереснее, давно облюбованные померанской знатью.

За несколько столетий чего тут только не понастроили — у самого города теснились настоящие замки, венчающие каждый холм. На землях, освоенных в более спокойные времена, чаще попадались усадьбы, предназначенные не столько для сбережения жизни, сколько для наслаждения ею. Площадь участка здесь прямо соответствовала размерам кошелька, а близость к столице определялась знатностью и связями, однако сам факт обладания любой недвижимостью в полосе между Теклой на западе и озером Тентов на востоке служил прекрасной рекомендацией как в деловых, так и в аристократических кругах. Обычным смертным оставалось со вздохом пересекать этот Элизиум, следуя по единственной здесь федеральной собственности — дороге Муром-шляхт.

Замки, живописные рощи, дворцы, бассейны, корты, поля для гольфа, дорожки для верховой езды, — все это великолепие тянется вплоть до большой излучины реки, где дорога выходит к берегу. Именно там, в пятнадцати километрах от ворот Бауцена, начинаются места, доступные без высокомерного приглашения — общественные пляжи, мотели и пансионаты.

Впрочем, в описываемый день и так называемая Веселая Излучина оказалась недоступной — съезд с Муром-шляхта почему-то перекрывал свежеокрашенный шлагбаум. Извозчик в недоумении придержал лошадей.

— Вчерась еще ничего такого не было, — сообщил он.

— Проезжай, проезжай! — крикнул полицейский, размахивая жезлом.

За его спиной, небрежно опираясь о штуцеры, стояли двое солдат в форме морских пехотинцев. А километрах в трех за их спинами, над верхушками сосен, различались мачты крупного корабля.

— Тяжелый фрегат типа «Такона», — с уважением сказал будущий кораблестроитель Ждан Кузема. — Шестьдесят шесть орудий.

Морские солдаты переглянулись. Но товарищи Ждана его сообщением не слишком заинтересовались. Их мало интересовало количество пушек. Господа студенты дружно выразили неудовольствие.

Однако на полицейского это не произвело впечатления.

— Ничем не могу помочь. Таков приказ, господа. Запретная зона.

— Запретная зона? — поразился Франц. — Здесь, в купальнях?

— Так точно.

— Давно?

— Да уж с утра.

— И надолго? — спросил мэтр Фоло, расстегивая пыльник так, чтобы его юридические петлицы стали доступны обозрению.

Полицейский взял под козырек.

— Не могу знать, ваша честь! Но сегодня оцепление не снимут, это точно. Попробуйте проехать дальше на север.

Кэйр, главенствующий в компании, посмотрел по сторонам, словно надеясь, что угрозу, внезапно нависшую над их планами, отведет какое-нибудь столь же нежданное обстоятельство.

— О! Вот и оно, — пробормотал Фоло.

Со стороны Бауцена приближалась открытая двуколка. В экипаже ехал морской офицер весьма солидного водоизмещения с круглой и вроде бы добродушной физиономией.

Господа студенты радостно загомонили, разулыбались и принялись махать руками, делая разнообразные знаки, свидетельствующие об их отчаянной нужде. Офицер пожал плечами, что-то сказал матросу-ездовому, двуколка остановилась.

Кэйр с достоинством поклонился и по всем правилам отрекомендовался. Офицер приложил руку к козырьку.

— Фрегаттен-капитан Ойген фон Штоль. Всегда рад студентам. Только не просите, чтобы вас пропустили к берегу.

— Да? Но почему же?

— Это не в моей власти.

— Что, совсем невозможно? — грустно спросил Ждан. — Даже если гром грянет?

Фон Штоль усмехнулся и выразил сомнение. И тут же понял, что зря: гром грянул. Точнее, не гром, а некий отдаленный гул. Далеко на юго-востоке, где-то над снежными Драконьими горами, появилась блестящая точка. Глаза капитана округлились.

— Сударь! Да вы колдун. Шутка ли, аэролит накликали.

— Аэролит? А что это, герр фрегаттен-капитан? — спросил Франц.

— Аэролит сиречь небесный камень. Так называют метеоры и болиды.

— Ну, Кузема, ты и даешь… — покачал головой Бурхан.

— Я не хотел, — заволновался Ждан. — Честное слово, это нечаянно получилось. Случайность, господа, чистая случайность!

Случайность грохотала все сильнее. За ней вырос хвост черного дыма.

— Бог ты мой, — испугался полицейский. — Вдруг это самое… на Бауцен грохнется? А у нас в участке только недавно ремонт сделали.

— Не должно, — сказал фон Штоль. — Летит в сторону границы. Это есть… очень… уместно. Судя по высоте, болид упадет в Покаяне. Где-то в районе плато Тиртан.

— Местность там лесистая, скалистая и безлюдная, — вставил Бурхан.

— Йа, — согласился фрегаттен-капитан. — Не думаю, что кто-то пострадает. Но вам, господа студенты, силы небесные ничем не помогут.

— Что, даже болид? — переспросил Ждан.

— Даже болид, даже появление самих небесников, не к ночи будь помянуты. Знаете, наш гросс-адмирал человек не слишком суеверный. Требует выполнения приказов вне зависимости от того, что падает сверху.

— Эх, — с досадой сказал Франц. — Дас ист пикник капут.

— Капут? Ну почему? Мой совет: попробуйте проехать дальше к норду.

— Похоже, ничего другого не остается.

Фрегаттен-капитан сочувственно кивнул.

— Боюсь, что так. Всего доброго, господа!

— Семь футов под киль, — уныло пожелал Кузема.

Фон Штоль вдруг перестал улыбаться.

— Спасибо, — сказал он. — Нам это пригодится.

* * *

Дорога шла вдоль Теклы. Съездов к реке попадалось много, но все они оказывались перекрытыми. Везде их ожидало одно и то же: смешанные кордоны полиции и морской пехоты, а над прибрежными лесами то там то сям торчали черточки мачт. К берегу беспрепятственно проезжали только крытые военные фуры.

— Похоже, что кригсмарине затевает какие-то крупные маневры, — сообщил Ждан.

— Да, — с досадой согласился Франц, — эти морячки просто задались целью испортить нам праздник!

Время близилось к полудню. Нетерпеливый архитектор уже предложил было возвращаться, посчитав дальнейшую поездку бесполезной. Но тут зоркие степные глаза Бур-хана чуть ли не в километре впереди все-таки углядели едва заметный разрыв между деревьями.